Почему в Узбекистане много мобильных разработчиков, но нет своих «Танков»

Акмаль Салихов в интервью Forbes.uz — о проблемах рынка мобильных приложений Узбекистана

ФОТО: Dean Drobot / Shutterstock

За первое полугодие 2020 пользователи по всему миру потратили в Google Play и App Store около $50,1 млрд, отметили аналитики Sensor Tower. Эта больше на 23,4% по сравнению с тем же периодом 2019. Внутриигровые покупки и подписки принесли Apple $32,8 млрд, а Google — $17,3 млрд.

Люди охотно тратили деньги и на неигровые приложения, такие как сервис знакомств Tinder — $433 млн, YouTube — $431 млн и TikTok — $421 млн.

Общие траты в мобильных играх на платформах App Store и Google Play составили $36,6 млрд. Первое и второе место получили игры китайской компании Tencent: PUBG Mobile принесла ей $1,3 млрд, Honor of Kings — $1 млрд, на третьем месте расположилась Monster Strike с выручкой в $632 млн.

Акмаль Салихов, основатель стартапа VRonica и инкубатора разработки игр в Узбекистане GameDev Goethe, в интервью Forbes.uz рассказал, почему на рынке мобильных приложений и игр нет разнообразия и что этому мешает.

Местные разработчики ориентированы на экспорт

На рынке Узбекистана достаточно студий и разработчиков, которые создают собственные игровые проекты и приложения, но они изначально ориентированы на экспорт, и на то есть несколько причин.

Акмаль Салихов
ФОТО: из личного архива
Акмаль Салихов

— Я уверен, что у нас на рынке небольшой процент пользователей, готовых платить за игры и приложения, и только у десятой доли процента есть Visa и MasterCard. Мы движемся к кобейджинговым картам, но решением проблемы может стать возможность принятия сумовых карт к оплате, как, например, Яндекс Плюс, — полагает он.

Акмаль Салихов посетовал, что этим проблемы не ограничиваются — сказывается и низкая платежеспособность населения. Даже если появится возможность оплачивать покупку мобильных приложений и игр, средний чек узбекистанца будет в разы ниже, чем у жителей европейских стран.

— Соответственно, локальные разработчики, коих в стране уже немало, будут таргетировать свои приложения на зарубежный рынок.

Нет привычки приобретать подписку

Низкая платежеспособность диктует условия рынку, где в основном представлены сервисные приложения, а прибыль извлекается не путем продажи виртуальных товаров в игре или при помощи подписки, а за счет комиссий с транзакции.

— Доход создатели приложения могут получать в виде выплат от банка, а не через платеж пользователя маркетплейса. Нужно понимать, что у нас есть 10 млн активных владельцев смартфонов, и это большой рынок. Но у нас мизерная доля пользователей, которая приобретает виртуальный товар, и таргетировать приложение на локальный рынок, опираясь на модель внутриигровых покупок, бессмысленно, — объяснил собеседник.

Но и здесь есть решение, если разработчик не хочет создавать очередное платежное приложение и извлекать прибыль через комиссию с транзакций.

— Если вы хотите создать мобильную игру и получать доход напрямую, то можете показывать пользователю несколько полноэкранных видео с рекламой в течение одной минуты, и это даст неплохой заработок. Три года назад я бы не стал рекомендовать эту модель, тогда цена рекламных просмотров в Узбекистане была очень низкой — около 50 центов, но сейчас картина поменялась, и за тысячу просмотров вы получаете около $1,5. При этом рекламная интеграция не облагается комиссией. Если же пользователь покупает виртуальный товар, к примеру, танк, то Google и Apple забирают 30% с этой транзакции, — отметил нынешнюю ситуацию Акмаль Салихов.

По данным Statista, в 2019 году подобная монетизация стала эффективным методом для получения прибыли, существенно обогнав внутриигровые покупки и настраиваемые объявления.

Интересным кейсом поделился Александр Рубан, UA Lead игровой компании Pixonic. Во время выхода игры War Robots на новые рынки Узбекистан вошел в топ-3 стран с наибольшей выручкой в 2018 году за три месяца. 50 пользователей в среднем тратили $5 и сгенерировали выручку в $1 тыс. за 90 дней, обогнав казахстанских пользователей, которые принесли создателям за тот же срок $28.

Он отметил, что крупные донатеры, или «киты», присутствуют даже в «неплатящих» странах:

«Во время всех этих тестов крупные платежи из новых регионов заметно повышали окупаемость кампаний. Например, в течение пары дней несколько человек из Узбекистана платили в игре по $1 тыс. и больше. Крупные плательщики попадались почти в каждой стране — Венесуэле, Ливии, Алжире».

Разработчикам сложно извлекать прибыль

Среди других проблем рынка, по мнению Акмаля Салихова, значится регистрация импортных контрактов. Даже резидентам IT Park приходится доказывать финансовому учреждению, что они имеют право получать деньги с международных рынков приложений по инвойсу, без регистрации экспортного контракта.

— Также мы лишаемся права публиковать приложение, которое создал школьник или студент. Почему я обязан создавать ООО и идти на прочие сложности, чтобы заработать на небольшой игре, созданной мною? Думаю, давно пора принять закон, который будет пропускать любые входящие денежные средства, поступающие с известных маркетплейсов, например, Google Play, App Store, Amazon и других.

В качестве примера он привел Казахстан, где регистрация импортного контракта необходима только при суммах выше $10 тыс. По словам спикера, это условие значительно упростило бы жизнь начинающим мобильным разработчикам.

— Кроме этого, у нас до сих пор не дают кредит на создание интеллектуальной собственности, вы можете получить деньги на ремонт квартиры, покупку мебели, а вот на разработку мобильной игры или приложения банк не предоставит вам деньги.

Создавайте первые проекты без привлечения инвестиций

Спикер советует не рисковать начинающей компании и найти среди друзей и знакомых тех, кто сможет работать в формате разделения прибыли с продаж.

— Если таковых нет, то лучше поставить себе лимит — $3 тыс. на первый проект. Нужно работать в формате заказа с исполнителями и не пытаться брать их на постоянную работу. Также не стоит искать инвестиции без продаж.

На старте для небольшой команды разработчиков потребуется три человека: программист, 2D- или 3D-дизайнер и гейм-дизайнер, который может выполнять роль менеджера по проектам.

— После создания несколько проектов можно оценить результат. Если ваши игры и приложения не окупились, не беда, вы всегда можете начать работать на заказ, — говорит спикер. — У этого формата много плюсов: у вас уже есть портфолио и опыт. Вы можете трезво оценить сроки и давать адекватную оценку стоимости ваших услуг. А как только подкопите капитал, можете вложить часть средств в разработку вашего нового проекта.

В качестве примера он привел разработку собственной мобильной игры «Кузьмич. Оборотень против Люси», на которую в 2016 году он потратил около $4,5 тыс. по нынешнему курсу. В эту сумму входила оплата услуг программиста — $500 в месяц, $800 ушло на проработку дизайна меню, персонажей, а $700 были потрачены на создание трейлера, озвучку персонажей и перевод на другие языки. Проект отбил вложенные средства за полгода.

— Но считаю, что один из основателей студии должен непосредственно участвовать в разработке игры или приложения для минимизации расходов на персонал.

Он добавил, что начинающим стартапам не надо искать инвестора и относиться к созданию мобильных приложений как к бизнес-проекту.

— Если это молодой стартап, то он должен сам, без сторонних средств, сделать несколько игровых проектов. После получения опыта можно строить планы и искать инвестора, многие новички зачастую видят рынок в розовых очках. Они вдохновлены крайне редкими успехами тех, кто в одиночку или маленькой командой создал игру и заработал на ней миллионы.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1202 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить