Как работает дистанционное образование в Узбекистане во время карантина

Предприниматели рассказали Forbes.uz о сложностях внедрения онлайн-образования в учебных заведениях

ФОТО: unsplash.com/Glenn Carstens-Peters

Ташкент на карантине, а это значит, что не только государственные учебные заведения, но и частные образовательные проекты уходят в онлайн.

Так, сооснователь и руководитель школы робототехники RoboKidz и бизнес-школы для детей Nest Тимур Азаматов рассказал, что переводит Nest в сервис для видеоконференций Zoom.

Тимур Азаматов
ФОТО: из личного архива
Тимур Азаматов

Предприниматель отметил, что эффективность онлайн-образования в разы ниже: много отвлекающих факторов, отсутствие фокуса и нужна высокая самомотивация. Кроме того, скорость интернета хоть и лучше, чем раньше, но всё еще недостаточна.

Среди плюсов Азаматов отметил возможность собирать большие группы и работать дома. Однако при дистанционном обучении нет возможности раздавать детям наборы для конструирования, необходимые в RoboKidz. Чтобы сохранить этот бизнес, предпрниматель намерен сосредоточиться над формированием франшизы:

— Давно собираю для этого материал, теперь буду ускоряться, будем резать расходы и искать онлайн-формат для обучения.

Ботир Арифджанов, основатель Paynet, LeBazar, Khan Academy Oʻzbek (проекта по локализации международной образовательной платформы Khan Academy), отметил, что почти все школы, особенно частные, с первого дня карантина начали использовать онлайн-технологии для дистанционного обучения — Google Classroom, Яндекс.Учебник. Для создания хоть какой-то виртуальной среды для общения с детьми некоторые учителя создают группы в Telegram.

 — Однозначно будет огромный интерес в сторону онлайн-образования, уже есть кратный рост потребления контента у Khan Academy Oʻzbek. Если раньше количество активных пользователей составляло 2-3 тыс., за последнюю неделю эта цифра достигла 7 тыс. и это без активного промоушена со стороны нас и Министерства народного образования, — рассказал он. 

Ботир Арифджанов
ФОТО: из личного архива
Ботир Арифджанов

Предприниматель считает, что система образования должна быть перестроена для адаптации к новым реалиям, но есть подводные камни, которые могут затормозить внедрение.

— Онлайн-образование делится на две части: поставщик и потребитель, и проблемы есть с обеих сторон. На 90% преподавание ведется на государственном языке, есть огромная нехватка контента. У нас недостаточно хороших специалистов, которые могут предоставить качественный авторский контент на узбекском языке. Следует ожидать, что в первую очередь будет проделана огромная работа по локализации существующего контента.

По мнению бизнесмена, должен быть достигнут консенсус по некоторым языковым нормам узбекского, так как огромное количество лексики прибывает в язык и не проходит систематизацию. С этим столкнулась команда предпринимателя, когда они начали переводить платформу Khan Academy. Сказывается отсутствие квалифицированных переводчиков, которые могли бы переводить с английского языка. 

Также требуется подготовка учителей: они должны понимать и контролировать процесс онлайн, и всё это должно дойти до конечного потребителя — ученика.

— У нас сложился стереотип, что в школу дети идут нехотя, и заставить ребенка учиться онлайн будет непросто, по крайней мере, на начальных порах. Это будет требовать большого внимания со стороны родителей, которые должны объяснить ребенку и быть вовлечены в процесс обучения.

Помимо проблем поведенческого характера есть фундаментальные проблемы с инфраструктурой. Интернет в стране не самый дешевый и покрытие в сельской местности оставляет желать лучшего. UCell и UMS начали работать в сторону поддержки онлайн-образования и есть шанс, что другие компании к ним присоединятся.

— Достаточно сложно в наших реалиях реализовывать онлайн-проекты: сразу упираешься в отсутствие доступного интернета, его покрытия в других населенных пунктах. В этом случае Tas-IX не играет большую роль, в первую очередь надо достучаться до конечных пользователей. В это дело должны быть вовлечены сотовые операторы или же «Узбектелеком», — считает Арифджанов.

Помимо отсутствия интернета, сказывается отсутствие компьютеров у учеников. Предприниматель привел в пример опыт Грузии, где каждому первокласснику государство дарит ноутбук.

Говоря о Telegram как о возможном инструменте дистанционного образования, Ботир отметил, что у него есть много ограничений. Обучение требует интерактива, нужен фидбек со стороны ученика, чтобы он имел возможность протестировать свои знания. Какие-то задачи можно закладывать в мессенджер, но с точки зрения пользователя это затруднительно.

Арифджанов добавил, что карантин даст толчок предпринимателям развивать онлайн-образование.

— Есть несколько языковых центров, которые пытаются собрать своих учеников онлайн, и для этого им понадобятся готовые решения, или они создадут свои. Так они будут генерить спрос с целью активного развития этого направления. Конечно, после окончания пандемии интерес немного спадет, но, думаю, буст, который наберется в период вспышки, будет очень хорошим толчком.

Вячеслав Кан, основатель и директор Центра профориентации MyWay, Torg.uz (OLX), отметил, что при внедрении дистанционного обучения придется столкнуться со множеством проблем. 

— Тут и плохое качество интернета или его отсутствие, как и компьютеров. Нет опыта в организации и проведении онлайн-уроков, особенно у учителей, также нужны программы, которые бы позволили обеспечить нужды всех школьников. Но все эти вопросы решаемы — спрос и текущая ситуация рано или поздно приведут к их решению, — прокомментировал он. 

Вячеслав Кан
ФОТО: из личного архива
Вячеслав Кан

Однако есть и другие проблемы, связанные с менталитетом, отношением к образованию со стороны родителей, детей и общества. Обучение вне школы предполагает сильную мотивацию, прежде всего у самих детей. Но традиционное школьное образование построено на дисциплине, оценках и учебном плане и не строит процесс так, чтобы увлечь детей и заинтересовать их. Когда ученик находится дома, то, если он не заинтересован в развитии, принуждать его к учебе, как это делали раньше, будет сложно.

— Родители пока больше доверяют офлайн-обучению, считая парты, живой контроль учителя необходимыми атрибутами образовательного процесса, — сказал предприниматель.  

Он отметил, сложно давать советы в условиях кризиса, такая ситуация в стране и в мире впервые, но и здесь есть возможность для развития. 

— Надо уже признаться, что сейчас каждый может сам найти любую информацию. Учителю нужно трансформироваться в педагога: вместо того, чтобы учить, помогать учиться. Во многих прогрессивных школах мира их главная цель — заинтересовать ребенка. Тогда он сам будет исследовать, находить информацию, изучать всё, что связано с данной темой. Сделать это непросто, так как мы все обучались по другой системе.

По словам Кана, чтобы образование удаленного формата было качественным, нужно другое решение. Нет нужды заставлять всех детей сидеть одновременно за мониторами и слушать учителя, когда можно дать какую-то интересную тему в виде проекта, объединить ребят в команды, добавить соревновательные моменты, подсказать, где и как можно находить информацию. Если поменять подход к образованию в целом, то подходящие инструменты и методы найдутся.

— Если сейчас МНО будет пытаться внедрять единый стандарт для всех школ, единую программу для всех, то найти решение будет не так просто, ведь речь идет о создании новой инфраструктуры. Сложно найти программу, которая сможет одновременно обслуживать сотни тысяч подключений, нужны мощные серверы с хорошим доступом к интернету. Быстро реализовать всё это — непростая задача. Гораздо эффективнее на сегодня позволить школам и учителям быть гибче и изобретательнее, находить способы и методы, которые позволяли бы детям обучаться и развиваться.

Предприниматель подчеркнул, что важен результат, а не процесс. Можно составить список возможных решений, рекомендаций, инструкций, организовать семинары и мастер-классы для учителей по работе онлайн. Нужно будет создать условия для учителей: предоставить необходимое оборудование, обеспечить интернетом.

Он также добавил, есть надежда, что всплеск онлайн-обучения не станет разовым, и эта сфера продолжит развиваться.

— До сих пор многие люди предпочитали традиционное обучение и, может быть, не доверяли онлайн-образованию. Но, как обычно бывает, чтобы понять что-то, нужно сначала это попробовать. Карантин приведет к тому, что многие познакомятся с онлайн-образованием, а сама сфера будет быстро улучшаться. Наверняка будут те, кто решит попробовать и дальше. Думаю, что текущая ситуация будет способствовать развитию разных стартапов в сфере онлайн-обучения, сервисов для проведения онлайн-конференций и вебинаров, спрос всегда рождает предложение.

С 16 марта из-за вспышки коронавируса закрыты школы, вузы и детсады. Министр народного образования Шерзод Шерматов на пресс-конференции заявил что учителя могут выйти в оплачиваемый отпуск с 18 марта. Также он сообщил, что школьникам будет представлена возможность смотреть уроки по телевидению на трех каналах. Многие ресурсы можно найти онлайн: на Kitob.uz можно скачивать аудиокниги, а материалы для самообучения можно найти на eduportal.uz и edumarket.uz.

На 24 марта количество заболевших коронавирусом в Узбекистане составило 50 человек. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1910 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить