Всем выйти из тени! Что будет, если примут проект ГНК и ЦБ?

На пути инициативы встанет несколько юридических казусов, считает правовед Бабур Гулямов

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

Как ранее писал Forbes.uz, Государственный налоговый комитет и Центральный банк разработали проект постановления, в соответствии с которым банки должны будут предоставлять в налоговые органы данные о клиентах с оборотом на картах более 30 млн сумов в месяц и количеством P2P-транзакций (peer-to-peer— равный к равному, то есть переводы между физлицами) больше десяти. Это предложение вызвало бурную реакцию и критику пользователей на портале СОВАЗ.

10 апреля ГНК провел онлайн-брифинг, на котором зампред ГНК Абдулла Азизов рассказал, что объем теневой экономики в Узбекистане — 48% по оценке Всемирного банка и 50−60% по оценке некоторых аналитиков. Также он подчеркнул, что проект документа направлен на борьбу с нелегальной торговлей в социальных сетях и мессенджерах. По слова зампреда ГНК, комитет за несколько часов выявили 180 групп в соцсетях и Telegram-каналах, где проходила нелегальная торговля. В случае принятия эта инициатива может затронуть 500-700 человек.

Ранее Торгово-промышленная палата и комитет Сената выступил против инициативы ЦБ и ГНК, которая, по их мнению, не соответствует требованиям закона «О банковской тайне» и Налоговому кодексу.

Бабур Гулямов
ФОТО: из личного архива
Бабур Гулямов

Специально для Forbes.uz документ разобрал Бабур Гулямов, специалист по международному праву, который отметил, что институт банковской тайны закреплен в статье 36 Конституции. 

Кроме того, по закону «О банковской тайне» любые сведения, связанные с операциями, счетами и вкладами, составляют банковскую тайну. Коммерческие банки и ЦБ не вправе разглашать или предоставлять третьим лицам эти сведения. 

Документ подорвет доверие к банкам

Современный правотворческий процесс имеет множество примеров, когда новые законы или подзаконные акты прямо противоречат целям и юридической логике действующего законодательства, в том числе и Конституции, говорит эксперт. 

— Размещенный на портале СОВАЗ проект совместного постановления ГНК и Центробанка можно смело отнести к категории незаконного или неправомерного законодательного акта. К сожалению, у нас были аналогичные законодательные инициативы. Так, 30 июня 2006 Кабинет министров принял постановление «О порядке предоставления информации, связанной с противодействием легализации доходов, полученных от преступной деятельности, и финансированию терроризма». Это постановление наделяло еще более обширными правами и полномочиями контролирующие органы, чем новая инициатива ГНК. Однако объектом того постановления был в основном наличный оборот национальной и иностранной валюты физических лиц, который превышал на тот период 45 млн сумов. Многие адвокаты и юристы имеют большой практический опыт в судебных делах, основанием для которых были проверки, инициированные контролирующими органами после принятия данного экстракционного законодательного акта. Неудивительно, что такое деструктивное постановление утратило свою силу уже в октябре 2009.

Гулямов считает, что и сами составители документа в курсе его неправомерности. В преамбуле ГНК и ЦБ говорят, что данный механизм работы и документооборота был разработан в целях реализации статьи 134 Налогового кодекса, где по запросу налогового органа банк обязан в течение трех дней со дня получения письменного запроса выдать:

  • справку о наличии счетов и вкладов (депозитов) клиента в банке;
  • справку об остатках денежных средств на счетах и вкладах (депозитах) клиента;
  • выписки по операциям на счетах и по вкладам (депозитам) клиента;
  • другую информацию, связанную с исполнением налоговых обязательств налогоплательщика.

— Однако в проекте постановления ничего не сказано о письменном запросе налоговых органов, как будто банки априори, по умолчанию, должны готовить сведения о своих клиентах и автоматически направлять в налоговые органы, — рассуждает правовед.

Пункт об обязанности банков предоставлять информацию по запросу ГНК по поступившим денежным средствам на всех картах физлиц с оборотом более 30 млн сумов в месяц и количеством P2P-транзакций больше десяти Гулямов назвал подозрительным:

— Из текста понятно, что налоговые органы сначала подают запрос, а банки обязаны им предоставить эти сведения. Но тогда непонятно, как изначально налоговые органы узнают или будут узнавать об этих операциях. Возможно, ЦБ обяжет банки самостоятельно проводить мониторинг счетов и карт клиентов, чтобы они добросовестно «стучали» на своих клиентов.

Такое положение дел полностью подорвет доверие граждан ко всей банковской индустрии, уверен эксперт.

— Предположим, что мне перевели деньги 50 человек на карту. Юридически это всего лишь перевод денежных средств и нужно доказать, что они были переведены за товар или услугу, и что я системно занимаюсь незаконным предпринимательством. Кроме того, в мире финансов, деньги на счетах уже считаются «кошерными» — налоговые органы уже сняли с них налоги. Дальше человек волен распоряжаться ими как угодно. Это еще один юридический казус, который встанет на пути этой инициативы, — комментирует он.

Банковская тайна перестанет работать

Гулямов отметил, что текст проекта постановления составлен так, будто авторы искусно пытались сгладить все острые углы, и чтобы проект прямым текстом не нарушал действующее законодательство. Юрист задался вопросом: как ГНК будет использовать свои новые права и расширенные полномочия на практике? Несколько моментов, на которые, по его мнению, стоит обратить внимание:

  • ГНК и так владеет полной информацией о банковских операциях физических и юридических лиц, которые они получают в рамках всевозможных положений о порядке осуществления всяких видов мониторинга. Однако у них отсутствует легитимная основа работать с этой информацией. Теперь же, как только банки начнут официально подавать сведения касательно операций своих клиентов, налоговые органы начнут незамедлительно слать повестки и вызывать граждан для дачи пояснений.
  • Разбирательством каждого конкретного случая будет заниматься налоговый инспектор, а это человеческий фактор и есть риск коррупции. Ведь с инспектором или его начальником наверняка можно будет «договориться».
  • Без того перегруженная судебная система получит новый массив дел, что опять же подготовит почву для коррупции.
  • Вместо принятий законодательных актов, стимулирующих развитие, мы возвращаемся к «карательному» законодательству, которое его тормозит.
  • Граждане, которые действительно занимаются незаконной предпринимательской деятельностью, скорее всего быстро приспособятся.

Если проект примут, институт банковской тайны превратится в очередной неработающий закон, не имеющий юридического и смыслового значения, а персональные данные и информация о счетах многих граждан станут достоянием тысяч сотрудников налоговых органов, подытожил Гулямов.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
920 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить