Узбекистан уходит от «дракона» к «медведю»?

Окажет ли смена основного торгового партнера на фоне пандемии влияние на геополитическую и экономическую ситуацию в Узбекистане, рассуждают эксперты

ФОТО: Tarik Haiga / Unsplash

По данным Госкомстата, Китай впервые с 2016 перестал быть основным торговым партнером Узбекистана: по итогам января—марта лидерство отошло к России.

Доля России в международной торговле Узбекистана составила 16,9%$1,37 млрд: экспорт — $455,6 млн, $920,9 млн — импорт. Доля Китая в 16,8%$1,36 млрд: $400,8 млн — экспорт, $963,5 млн — импорт. На третьем месте расположился Казахстан с долей в 8,3%$675,4 млн: $188,2 млн — экспорт, $487,2 млн — импорт.

Forbes.uz решил узнать у экспертов, повлияет ли смена лидера во внешнеторговых отношениях и пандемия коронавируса на геополитическую и экономическую ситуацию.

У России свои проблемы

Фарход Толипов, директор негосударственного научного учреждения «Караван знаний», говоря о том, насколько сильно пандемия коронавируса пошатнула позиции Китая в Узбекистане и Центральной Азии, признал ситуацию неоднозначной.

Фарход Толипов
ФОТО: из личного архива
Фарход Толипов

— Кризисная и чрезвычайная ситуация, переживаемая в глобальном масштабе, не могла не повлиять и на международную систему в целом, и на позиции и поведение отдельных государств в частности. В то же время кризис — явление преходящее, поэтому многое, что сегодня было парализовано или испытывает критические последствия пандемии, вернется в прежнее положение. Что вернется, а что изменится — это ключевой вопрос анализа нынешних событий в международной системе. Что касается Китая, то, думаю, что его позиции будут модифицированы. С одной стороны, Китай пострадал из-за пандемии так же, как и все другие государства, и позиции всех пропорционально пошатнулись. С другой, КНР, находясь в непосредственной близости от стран нашего региона, думаю, сохранит свои позиции. Многое будет зависеть от того, насколько эффективно и быстро ему удастся преодолеть последствия коронавируса, чтобы восстановить свой имидж.

Толипов отметил, что Россия тоже пострадала от пандемии, причем даже в большей степени, чем страны Центральной Азии:

— Ей самой нужно восстанавливаться после кризиса. Кроме того, России нелегко и без коронавируса в силу затяжных процессов, ухудшающих ее экономику, международный имидж и вес в мировой политике. Россия сегодня находится под санкциями, международная конъюнктура на нефть ухудшается. Страны — члены ЕАЭС уже не скрывают неудовлетворенности от своего участия в этой организации, где объективно доминирует Россия. Наконец, недавние политические пертурбации в высших эшелонах власти, а также странные попытки внесения изменений в Конституцию России вкупе с обнулением срока президентства Владимира Путина создают впечатление непредсказуемой политической турбулентности в России.

По мнению эксперта коронавирус не может просто асимметрично привести к ослаблению Китая и одновременному усилению России и что согласно прогнозам ряда ведущих мировых аналитических центров, пандемия не устранит геополитического соперничества держав на мировой арене.

Толипов отметил, что совсем недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая в Фонде имени Горчакова, открыто высказался по этому поводу: он особо обратил внимание на то, что в Центральной Азии продолжается соперничество США, ЕС, КНР и РФ за влияние на страны этого региона.

— Вот уже несколько лет США стремятся реализовать формат «С5+1» в Центральной Азии. Аналогичный формат «5+1» создала также Россия как бы в ответ на действия США. С прошлого года Россия пытается вовлечь Узбекистан в состав ЕАЭС, что было критически воспринято со стороны США. В феврале госсекретарь США Майк Помпео нанес визит в Казахстан и Узбекистан и принял участие в очередном заседании формата «С5+1». Вскоре после этого была опубликована новая стратегия США по Центральной Азии, которая содержит явную геополитическую коннотацию. Визит Помпео и стратегия США в свою очередь были восприняты критически в России и Китае, — прокомментировал ситуацию политолог.

Эксперт добавил, что уже этот краткий перечень самых последних трендов в политике мировых держав в Центральной Азии указывает на то, что их геополитическое соперничество в регионе не прекратится и не ослабнет мгновенно после окончания пандемии. Кроме того, уместно обратить внимание на то, что страны Центральной Азии, в том числе Узбекистан, не будут пассивными наблюдателями нового раунда «Большой игры» в регионе.

— Так, в Узбекистане сегодня идет жаркая дискуссия среди экспертного и аналитического сообщества, а также в СМИ и политических кругах о целесообразности или нецелесообразности вступления Узбекистана в ЕАЭС, что тоже свидетельствует о неоднозначности и турбулентности геополитических, экономических, культурных и социальных трансформационных процессов в Центральной Азии.

Китай может наверстать упущенное

Карен Срапионов, партнер Avesta Investment Group, отметил, что экспорт РУз в КНР упал на треть, что стало наиболее существенным падением среди всех крупных стран-партнеров, наряду с Казахстаном и Южной Кореей.

Карен Срапионов
ФОТО: из личного архива
Карен Срапионов

— Сократился экспорт газа, сырьевых и промышленных продуктов, сферы услуг, в частности, туризма. Импорт из Китая сократился не столь значительно - на 7%; это связано с тем, что часть поставок была предоплачена и подготовлена к отгрузке. На них приходятся сырьевые товары, комплектующие и готовая продукция. В структуре экспорта превалируют газ, готовые продукты, туризм, объем поставок которых сразу сократился.

Объем экспорта в Россию вырос на 7%, а импорт остался примерно на уровне 2019. По словам спикера, это объясняется тем, что существенная доля импорта — большой объем оборудования, производство и доставка которого из России не останавливалась.

— Здесь правильнее будет сказать, что Китай спустился на второе место, а не Россия вышла в лидеры. Судя по высокой динамике распространения вируса в России, можно предположить, что по итогам апреля - мая объем торговли с ней, возможно, останется на более высоком уровне, чем с Китаем. Но позже последний наверстает упущенное: более существенная часть отложенного спроса на розничном рынке Узбекистана приходится на китайские товары или местные товары с китайскими составляющими, а Россию в будущем могут ожидать проблемы.

Срапионов добавил, что рухнувшая цена на нефть в России может отразиться на падении экспортной цены газа, но он отметил, что Россия является вторым по размеру его крупным покупателем.

— Также узбекские товары, как фрукты и овощи станут дороже для россиян из-за сократившихся доходов. Снизится стоимость импортируемых ГСМ, новых контрактов на оборудование, так как цены на металл для их производства снижается. Основной ущерб в экономике придется на снижение объемов денежных переводов из России в Узбекистан.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1653 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить