Достаточно ли делают власти для поддержки бизнеса во время карантина?

Бизнес-аналитик Магамед Жаваров разбирает меры, принятые правительством

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

Как мы писали ранее, Шавкат Мирзиёев утвердил новые меры поддержки бизнеса и населения в связи с коронавирусной пандемией. В указе президента говорится о компенсации расходов по кредитам, приостановлении ряда налогов, снижении социального налога и многом другом. О том, достаточно ли этих мер для реальной поддержки предпринимательской активности, рассуждает бизнес-аналитик Магамед Жаваров.

Магамед Жаваров
ФОТО: из личного архива
Магамед Жаваров

Меры действенны, но надо больше

Состояние мировой экономики и без вируса еще в середине прошлого года сигнализировало о предстоящем кризисе, а вирус только прибавил неопределенности. Примите как должное, что второй квартал будет очень сложным.

Налоговые преференции, отсрочка по кредитам, обнуление импортных пошлин, социальная поддержка — всё, что предусмотрено указами президента, это действенные и вполне своевременные шаги. Перечень налоговых преференций всё же недостаточен. Было бы идеальным введение налоговых каникул для населения и всего частного бизнеса наряду с повышением налога на прибыль для компаний с преимущественным госучастием.

Главное при этом — оперативно обеспечивать внутренний рынок прозрачной и достоверной информацией о текущем состоянии дел. Проще говоря, правда, и только правда — вот что сейчас необходимо в первую очередь для недопущения паники и смягчения неопределенности в деловой среде.

Карантин позволит оценить готовность государства к обеспечению социальных гарантий населения. Однако тот факт, что в нашей стране до сих пор отсутствуют потребительская корзина и прожиточный минимум (эти понятия появятся в законодательстве с 2021 годаForbes.uz), вызывает некоторые опасения. Размеры социальных выплат должны быть увеличены до уровня, позволяющего покрыть жизненно необходимые расходы, так как их получатели сейчас наиболее уязвимы. Средства есть – используйте резервы!

Остается много вопросов

Сегодня нужен четкий план действий по рынку труда на случай затяжного карантина. Нельзя допустить резкого снижения деловой активности. Узбекистан по большей части старана-импортер, и если не подготовиться сейчас, дальше будет трудно.

Остаются нерешенными некоторые вопросы. Как в нынешних условиях будут создаваться новые рабочие места? Какова материальная поддержка безработных и ведется ли работа по их выявлению? Какая поддержка предусмотрена для тех, кто работает менее полугода, уходящих в неоплачиваемый отпуск? Последние две категории граждан также уязвимы в текущих условиях и, судя по опросам, у большинства людей сбережений максимум на две-три недели, а у кого-то их вообще нет.

Президент отмечал недопущение повышения цен. Именно сейчас любое промедление может вылиться в большие трудности для потребителей. Стоит жестко пресекать необоснованное повышение цен на продукты питания и средства первой необходимости. Но остается фактом, что цены на продовольствие всё же выросли, не говоря уже цены на медицинские маски. Применение практики «тайного покупателя» в текущих условиях будет более действенной мерой, чем обычные проверки.

Вызывает недоумение тот факт, что при сегодняшних $30 млрд золотовалютных резервов наше государство запрашивает у Азиатского банка развития на поддержку госбюджета заем в размере $1 млрд. Возникает вопрос — зачем тогда вообще нужны эти резервы? Не для таких-то экстренных случаев они предназначены?

Важное в данный момент наряду со всеми мерами — не допустить утечки капитала. Вместе с контролем за денежными потоками Центробанку следует усилить меры валютного регулирования. Воспользовавшись кризисом, крупные компании, в том числе и с иностранным участием, могут предпринять попытку «под шумок» вывести капитал за рубеж.
А теперь к тому, чего боятся не только власти.

Какой экономический спад нас ждет

Пока невозможно точно определить всю глубину влияния последствий пандемии на экономику Узбекистана, но полагаю, что затяжной карантин и ограничительные меры приведут к снижению деловой активности примерно на 20-30% следующие месяц-два на фоне остановки деятельности сферы услуг и предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ).

Точные цифры экономического ущерба от снижения деловой активности трудно сказать, но, полагаю, они могут составить порядка $1-1,5 млрд в месяц, при этом затяжное течение ситуации будет кратно усиливать негативный эффект. Если к концу мая удастся полностью локализовать распространение инфекции, часть потерь можно будет сократить за счет восполнения объемов спроса и предложения, находящегося на данный момент в «спящем режиме», при этом выйдя по итогам года с потерей темпов экономического роста на 0,7-0,8 процентных пункта.

Главная цель по экономике — недопущение остановки деловой активности. Возобновление деятельности будет весьма проблематичным.

Также не стоит забывать, что ситуация с вирусом в других странах намного хуже, поэтому затяжной карантинный период у основных торговых партнеров будет стоить нам дополнительного спада в темпах роста ВВП.

Наши экономические мощности несоизмеримы с КНР или Россией, поэтому при ухудшении ситуации нам потребуется больше времени для восстановления деловой среды, и об этом надо думать сейчас и без колебаний принимать действенные решения по поддержке МСБ и индивидуальных предпринимателей всех сфер деятельности.

Чем медленней и неохотней государство будет тратить деньги на поддержку бизнеса сейчас, тем дольше будет длиться негативный экономический эффект от пандемии в будущем. В период после окончания пандемии и мирового экономического кризиса на поддержку реального сектора придется потратить порядка $5-7 млрд.

Можно ли сделать прогноз?

Скорее всего, при базовом сценарии ситуация с вирусом продлится в нашей стране не более двух-трех месяцев и пойдет на спад к концу июля-началу августа.

Вирус по нам не так серьезно прошелся. Пока возможные проблемы не выглядят катастрофой. Однако не стоит надеяться на сознательность граждан в соблюдении самоизоляции - зарубежный опыт показал бесполезность такого суждения. В таких экстремальных ситуациях, как пандемия, у большинства людей проявляются признаки скрытой паники и всё происходящее как минимум воспринимается невсерьез или, что хуже, считается заговором или прочим бредом.

Поэтому хочу высказаться за введение максимально жесткого карантина. Чем скорее пандемия пойдет на спад, тем быстрее мы сможем вернуться к работе. Население должно понимать, что каждая лишняя неделя простоя впоследствии будет стоить нам очень больших денег, а ресурсы небезграничны.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
682 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить