Как авиаотрасль Узбекистана будет восстанавливаться после карантина

Как помочь гражданской авиации оправиться от пандемии, рассказывает эксперт Зафар Хусаинов

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

Какие страны станут приоритетными направлениями после открытия границ, что может сделать Uzbekistan Airways, чтобы спасти свое финансовое положение, и почему цены на авиабилеты вырастут, рассказывает эксперт по гражданской авиации Зафар Хусаинов.

Зафар Хусаинов
ФОТО: из личного архива
Зафар Хусаинов

Зафар Хусаинов

Эксперт по гражданской авиации, учредитель компании по авиасервису и туризму AviaST (Россия), ранее — коммерческий директор регионального представительства Vietnam Airlines во Франции и Европе, с 1999 по 2012 годы — ведущий эксперт коммерческого департамента дирекции НАК «Узбекистон хаво йуллари» (Uzbekistan Airways)

Ситуацию в области гражданской авиации и международного туризма, сложившуюся из-за пандемии, можно назвать плачевной. Наряду с общепитом это три наиболее пострадавшие отрасли. Особенно это касается тех стран, ВВП которых по большей части зависит от поступлений международного туризма. Узбекистан к таким странам не относится — доля туризма в ВВП порядка 4%.

Есть определенные моменты, которые Министерству транспорта, Госкомтуризма, Uzbekistan Airways и Uzbekistan Airports нужно вместе обдумать, разработать план мероприятий на период после окончания карантина и после возвращения к нормальной жизни.

Приоритет — Центральная Азия, Россия и Турция

По прогнозам Всемирной организации туризма, после пандемии в 2020 году объемы международного туризма сократятся на 80%. Понятно, что прямо пропорционально упадет пассажиропоток. Это касается и гражданской авиации, и железнодорожного транспорта, и наземного.

Внутренний рынок авиаперевозок в Узбекистане уже постепенно начали восстанавливать, а вот что касается международного рынка авиаперевозок, здесь, конечно, ситуация намного сложнее. Не следует ожидать, что Европа откроет свои границы именно для международных перевозок в ближайшее время. Внутренние границы Евросоюза начали открываться, а вот международные будут закрыты как минимум до августа, может быть, еще и до сентября (Испания объявила, что начнет принимать международных туристов с 1 июля, Греция тогда же начнет принимать туристов на курорты F.).

Для Uzbekistan Airways восстановление авиарейсов в Европу в ближайшей перспективе отходит на второй план, то же касается Америки. Эти два континента — факторы, которые зависят не от нас. Даже если будет принято волевое решение возобновить рейсы, мы не сможем этого сделать в ближайшие три месяца, а то и дольше.

В Азии ситуация получше, ограничительные меры почти во всех странах пошли на спад — в Китае, Южной Корее, Сингапуре, Таиланде. Но тоже понадобится какое-то время, во-первых, чтобы они открыли границы, во-вторых, чтобы в Узбекистане было принято решение, будем ли мы летать по этим направлениям. Для этого нам нужно быть полностью уверенными, что эпидемия сошла на нет и в этих странах, и внутри Узбекистана.

Поэтому приоритетными на данный момент для нас опять остаются наши старые добрые друзья — страны СНГ: Центральная Азия в первую очередь и Россия. Еще можем в этот список добавить Турцию, там тоже работает много узбекистанцев, это потенциальный поток, который можно будет перевозить между двумя странами.

Но здесь опять-таки все зависит от того, захотят ли сами Россия и Турция в ближайшее время открыть границы для Узбекистана и других стран. А вот с нашими ближайшими соседями, странами Центральной Азии (Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан), уже можно в ближайшее время начать договариваться.

Сейчас в мировой практике появилось такое понятие, как travel-bubble («пузырь путешествий») — это когда соседние страны принимают решение открыть границы между собой или в сообществе стран. Например, это практикуется между Австралией и Новой Зеландией — они уже возобновили полеты и обмен туристическим потоком.

Страны — участники договора travel-bubble дают гарантию, что не будет рисков извне, а отсутствие внутренних рисков, естественно, можно реализовать, только когда все подтвердят, что распространение вируса сошло на нет.

Я думаю, travel-bubble со странами Центральной Азии — это самая ближайшая перспектива, что мы можем сделать сейчас, чтобы наша гражданская авиация не была в ступоре, борта не простаивали. Когда борта простаивают — это очень плохо и с технической стороны для самолета, и для экипажей, потому что у пилотов постоянно должен идти летный стаж.  Пилот не может тренироваться только на тренажерах, он теряет летную подготовку.

Также нужно сделать акцент на грузовых перевозках, потому что сейчас между странами в основном идет движение карго: гуманитарная помощь, продовольственные товары, сельхозпродукция и т. д. Сейчас в разы увеличился грузовой поток, нам надо занять эту нишу. Один или два борта Uzbekistan Airways переделала под грузовые и использует их в качестве карго-самолетов. Это очень хорошая инициатива, но этого недостаточно, нужно позиционировать себя как региональный карго-хаб и перевозить грузы между Азией и Европой, Азией и Россией.

Что будет с финансовым состоянием Uzbekistan Airways

Здесь есть две стороны — позитивная и негативная. Позитивная в том, что гарантом большинства кредитов, которые брались под приобретение новых воздушных судов, является государство в лице Узнацбанка. Сейчас больше по выплатам кредитов страдает не сама авиакомпания, а национальный банк и государство, потому что они отвечают перед международными банками за своевременную выплату кредитов. Авиакомпания не несет колоссальных убытков по этой части (Uzbekistan Airways и Uzbekistan Airports предоставлена отсрочка по кредитам на $122 млн — F.).

Насколько мне известно, годовые выплаты по всем кредитным обязательствам авиакомпании — порядка $170 млн в год. Там две разные схемы: финансовый лизинг и операционный лизинг, когда авиакомпания платит либо банку-посреднику, либо поставщику воздушного судна. В последнем случае Узнацбанк гарантом не выступает. Но в оперативном лизинге бортов у нас мало, только новые Airbus-320.

Негативная сторона — у нас нет частных авиакомпаний, нет частных инвестиций в авиационной отрасли, и пока этого не будет, Uzbekistan Airways так и будет полагаться на Узнацбанк и государство. Не будет стимула развиваться, постараться найти выход из этой сложной ситуации.

Чтобы авиакомпания и рынок гражданской авиации в Узбекистане полноценно развивались, во-первых, нам нужно несколько частных авиакомпаний. Во-вторых, нужно, чтобы частный капитал был привлечен к этой отрасли, нужна большая конкуренция между государственной авиакомпанией и частным сектором.

Необходимо сконцентрироваться на развитии внутреннего туристического потенциала, причем это может быть не только культурный, но и социальный, образовательный, гастрономический, оздоровительный туризм — по горам возить, по термальным источникам.

Немаловажный момент — нужно сократить внутренние расходы авиакомпании. Это не означает, что нужно поголовно всех увольнять и отправлять в неоплачиваемые отпуска «по собственному желанию», как это происходит сейчас. Нужно попытаться урезать бюджет на рекламные акции, на какие-то мероприятия, которые в условиях пандемии все равно по большей части отменились, расходы на содержание дирекции авиакомпании. Например, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон ездит на работу на велосипеде, а у нас в авиакомпании директора департаментов ездят на дорогостоящих джипах далеко не узбекистанского производства.

До сих пор используется устаревшая система бронирования «Габриэль» — это даже не система бронирования, это оболочка-посредник, которую практически никто в мире уже не использует. Есть прямые системы бронирования Amadeus, Sabre, Galileo, а мы используем «Габриэль» и переплачиваем за бронирование деньги, причем огромные — на каждого пассажира порядка $15. Этого можно избежать, если установить, например, Sabre Host — прямое, без всяких оболочек и посредников, бронирование между авиакомпанией и компанией, которая предоставляет услуги бронирования. И таких моментов, где можно сократить внутренние расходы авиакомпаний — не за счет персонала, не за счет увольнений и неоплачиваемых отпусков, — очень много.

Как долго будет выздоравливать отрасль

Пострадали не только мы, пострадал весь мир. Последствия пандемии будут ощущаться еще долгое время, минимум два года, по прогнозам международных экспертов, авиационный рынок не выйдет на тот уровень, который был до пандемии.

Естественно, вырастут цены на билеты. Когда возобновятся полеты, цены подскочат, потому что у Uzbekistan Airways, какой бы государственной компанией она ни была, тоже есть своя экономика, нужно восполнять потери, которые были во время простоя. Простой воздушных судов, экипажей, летного состава, содержание персонала, дирекции — это все расходы, которые в какой-то мере будут возмещаться за счет авиабилетов.

Потребители на себе ощутят колоссальный негативный эффект. С одной стороны, повышаются тарифы на авиабилеты, с другой — пандемия в разы снизила покупательную способность. Люди тратили сбережения во время карантина, и когда границы откроют, туризм уже не будет приоритетом — отпуск, поездки к родственникам отойдут даже не на второй, а на третий–четвертый план.

Надеюсь, года через два мир вернется к нормальному ритму и все встанет на свои места.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3478 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить