Падение цен на нефть и снижение курса валют в Казахстане и в России: что ждет Узбекистан?

Мнение эксперта о текущей экономической ситуации в соседних странах и ее влиянии на Узбекистан

ФОТО: unsplash.com/Aleksey Malinovski

Все зависит от продолжительности негативных обытий, отметил Карен Срапионов - партнер Avesta Investment Group в интервью Forbes.uz. Узбекистан может столкнуться с выпадением валютных поступлений на $2-4 млрд, если цены на нефть останутся на низком уровне и курс национальной валюты России и Казахстана продолжит падать. 

Карен Срапионов
ФОТО: из личного архива
Карен Срапионов

- Доходы трудовых мигрантов, которые формируются в рублях или тенге, обесценятся, и они будут располагать меньшей суммой в долларах для отправки в нашу страну, - объяснил он. - Денежные переводы служили основным источником покрытия внешнеторгового дефицита, который в 2019 составил $6,4 млрд, тогда как поступления от переводов достигли рекордного за пять лет значения в $6,6 млрд, из которых около 70% были из РФ, а также Казахстана.

Эксперт добавил, что можно ожидать снижения переводов на 20% и более, что даёт минус $1-2 млрд валютных поступлений в страну. В России системы денежных переводов уже фиксируют 30% падения переводов в Узбекистан за неделю. 

Другой проблемой является спад объемов экспорта и туризма: поездки становятся более дорогими для граждан соседних стран, получающих доходы в своей национальной валюте. 

- Экспорт в Россию составил около $1,7 млрд за 11 месяцев 2019, в Казахстан - $1,3 млрд, в Иран - $180 млн, в Азербайджан - около $44 млн – все эти страны столкнутся с обесценением валюты из-за снижения нефтяных доходов. Сложно оценить влияние этого фактора, но при долгосрочном эффекте это может «стоить» узбекскому экспорту около $300-500 млн, - сказал он. - К тому же накладывается эффект сокращения спроса на энергоносители в Китае из-за остановки предприятий на время карантина. PetroChina уже заявила о возможном снижении объема закупок газа в 2020. Также может снизиться цена на продаваемый газ, и, если формула привязана к цене нефти или другим индексам, – эффект оценивается в $500-600 млн.

Как отметил наш собеседник, это в какой-то степени компенсируется сокращением импорта, Узбекистан импортирует сырую нефть (оценочно $150 млн за 2019) и нефтепродукты, цены на которые упадут. 

Говоря о том, что даст нынешняя ситуация экономике Узбекистана в краткосрочной и долгосрочной перспективе, Карен отметил, что главный вопрос - динамика обменного курса. Если правительство не будет предпринимать каких-то прямых мер по воздействию на курс, на покрытие дефицита торгового баланса из золотовалютных резервов, то он может увеличиться прямо пропорционально росту дефицита внешнеторгового баланса. 

- При этом ЦБ имеет план по инфляционному таргетированию, и такая ситуация практически полностью исключает возможность исполнения этого плана в нынешнем году. Инфляция планировалась на уровне 12-13%, а рост курса мог ограничиться 10% (всего +0,13% с начала года на сегодня). Мы уже видели ситуацию, когда курс резко компенсировал длительный период стабильности в августе-сентябре 2019, поэтому надеюсь, что такой ситуации можно будет избежать, - прокомментировал цифры наш собеседник. - И надеюсь, что ЦБ, правительство заранее объявят о планах по поддержанию или ослаблению валюты – оба варианта имеют свои плюсы и минусы, и Центробанк располагает наиболее точной информацией для принятия верного решения.

Единственным шагом, имеющим отрицательные стороны, станет неопределенность и резкие скачки курса. Ключевое значение для таких негативных факторов, как падение курсов в соседних странах и распространение вируса, имеет время. Если они продлятся более 3-4 месяцев, то эффект на экономику может быть существенный.

Комментируя влияние нефтяной войны на банки нашей страны, эксперт отметил, что большинство из них имеют достаточно сбалансированную структуру активов и обязательств с точки зрения валюты. Практически все заимствования в валюте размещаются в валютные активы (кредиты), поэтому негативная переоценка для многих будет влиять только на ту часть заимствований, которая была размещена в сумовых кредитах/активах.

При этом большое влияние может быть оказано на клиентов банков - многие могут не справиться с возросшей долговой нагрузкой из-за переоценки кредитов, падения объема спроса на некоторые товары. 

- Наверняка банки проводили детальный анализ бизнес-планов перед выдачей кредитов и обращали внимание на возможные валютные риски - способность компании увеличивать стоимость своей продукции без потери объема продаж, генерировать экспортную выручку. Но проблемы всё равно могут возникнуть у многих из них, - подчеркнул он.

Вряд ли о рисках долларизации банки узнают только сейчас, напомнил эксперт. Страна прошла два резких скачка курса в сентябре 2017 и 2019. 

- К сожалению, резко изменить структуру заимствований для банковской отрасли сложно. Основными донорами являются иностранные партнеры и МФИ, ресурсы внутреннего рынка ограничены, но их нужно активно развивать, чтобы задействовать сбережения населения. Надеюсь, что усилия различных ведомств по внедрению инструментов хеджирования валютных и процентных рисков, возможности выпуска облигаций со стороны частных компаний (ООО) и доступ иностранных инвесторов к рынку ГЦБ дадут результаты в этом году, - считает он.

На фондовом рынке, по мнению собеседника, сложилась интересная ситуация: пока наблюдается затишье и цены достаточно низки, поэтому существенного падения цен не ожидается, а для новых иностранных инвесторов активы могут подешеветь в долларовом выражении, делая рынок более привлекательным. Так что есть надежда на активизацию рынка после преодоления кризиса с вирусом и наступления определенности с курсом валют.

Отвечая на вопрос о том, чего стоит больше опасаться Узбекистану - падения цен на нефть в соседних государствах или закрытия границ из-за вспышки коронавируса, эксперт констатировал, что сложно разделить эти факторы и стоит больше опасаться их длительности. Государство имеет существенные резервы и уже анонсировало замечательную антикризисную программу на $1,05 млрд, но если влияние этих факторов будет долгим, то нужно будет проводить существенные изменения в планах развития страны в краткосрочной перспективе

- Ситуация с вирусом, конечно, может оказывать значительное влияние, приводя к смене поведения людей, закрытию компаний, а цены и курс валюты просто делают различные позиции более или менее конкурентными, - подытожил эксперт. 

… Аналитики международного рейтингового агентства Moody's полагают, что падение цен на нефть окажет негативное влияние на кредитоспособность банков нефтедобывающих стран СНГ - России, Казахстана и Азербайджана, что может нести угрозу для их капитала и прибыльности. С начала нынешнего года и до 18 марта курс российского рубля упал на 23% по отношению к доллару США. Казахстанский тенге обесценился на 14% за тот же период.

Но благодаря снижению долларизации эти финансовые структуры в настоящее время менее уязвимы, чем во время кризиса 2014-2015, выразило свою позицию агентство.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1114 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить