Что планирует сделать Минтруда для снятия бойкота с узбекистанского хлопка

Узбекистан имеет хорошие возможности для налаживания сотрудничества с американскими компаниями на фоне пересмотра США торговых отношений с Китаем

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

28 мая состоялся вебинар Международной организации труда (МОТ) на тему: «После хлопка: извлеченные уроки для Узбекистана», на котором представили информацию о поддержке Узбекистану со стороны МОТ и международного сообщества для обеспечения достойного труда через призму защиты прав человека.

Первый заместитель министра занятости и трудовых отношений Эркин Мухитдинов в своем докладе сказал, что коронавирус увеличил количество безработных:

«Рынок труда Узбекистана испытывает огромное давление из-за роста числа безработных. Почти 400 тысяч предприятий временно прекратили свою деятельность или сократили рабочую нагрузку из-за воздействия коронавируса. Из-за строгой изоляции страны около 150 тысяч трудящихся вынужденно остались без работы, около 498 тысяч граждан — возвратившиеся в страну трудовые мигранты без постоянного дохода, а более 200 тысяч семей находятся за чертой бедности».

Замминистра отметил, что государство извлекло пять уроков за прошедшие хлопковые кампании.

Во-первых, принудительный труд во время хлопковой кампании оказывает негативное влияние на развитие хлопковой и текстильной отраслей и вреден для имиджа страны. Правительство Узбекистана продолжает осуществлять решительные меры по его полному искоренению.

В ходе предпринятых мер детский труд был ликвидирован. В связи с этим США исключили узбекский хлопок из списка продуктов, производимых на основе принудительного детского труда.

Также искоренен широкомасштабный, систематический и принудительный труд взрослых.Так, в 2015 году число людей составляло 448 тысяч, а в 2019 году — 102 тысячи, за четыре года их число сократилось в четыре раза, на хлопковые поля больше не выходят массово учителя, врачи и студенты.

Во-вторых, государство должно принимать жесткие меры по искоренению принудительного труда, добиваться исполнения на практике. В начале года президент подписал закон о введении уголовной ответственности за принуждение к труду. В прошлом году административные штрафы за него были увеличены от 30 до 50 раз и сумма доходит до среднегодового размера заработной платы в стране.

В-третьих, десятилетиями формировавшиеся традиции по привлечению рабочей силы к хлопковой кампании тяжело изменить в одночасье, для этого требуется долгосрочная упорная работа. Поэтому в стране проводятся реформы в аграрном секторе, в частности, развивается кластерная схема производства, то есть создается новая промышленность: от выращивания хлопка до производства готовой продукции. Если будет увеличиваться объем сбыта кластеров, то они смогут повысить свой уровень механизации и снизить ручной сбор урожая.

Также президент подписал постановление об отмене многолетней практики установления государством цены, плана производства и обязательной продажи хлопка с 2020 года.

Спикер добавил, что цена покупки хлопка-сырца будет либерализована, у фермеров появится возможность свободно пользоваться кредитами и выбирать обслуживающие компании, это подогреет их интерес с экономической стороны.

В-четвертых, хлопковая сфера важна в вопросах занятости населения и отказаться от нее полностью не представляется возможным, так как за счет нее трудоустроены сотни тысяч граждан.

Первый замминистра труда Эркин Мухитдинов
ФОТО: пресс-служба Министерства занятости и трудовых отношений
Первый замминистра труда Эркин Мухитдинов

Одна из действенных мер по искоренению принудительного труда в хлопковой отрасли — внедрение таких современных рыночных механизмов, как оплата труда, что способствует увеличению числа добровольных сборщиков хлопка.

В 2019 году оплата за ручной сбор хлопка составила от 800 до 1 200 сумов за килограмм в зависимости от периода сбора урожая. Таким образом, плата выросла по меньшей мере в четыре раза по сравнению с 2015 годом (200 сумов), что увеличило стимулы добровольного привлечения населения к сбору хлопка.

Особое внимание уделяется безопасности и достойным условиям труда: обеспечиваются проживание, питание, транспортировка и другие нужды.

В-пятых, для эффективного решения проблемы важно участие гражданского общества.

Замминистра попросил МОТ рассмотреть вопрос о внедрении в Узбекистане глобального инструментария BetterWork, который поможет создать лучшие международные стандарты достойного труда во всю производственно-сбытовую цепочку текстильной промышленности.

В заключение замминистра пригласил к прямому сотрудничеству Cotton Campaign для мониторинга хлопковой кампании этого года.

«Также предлагаем создать четырехсторонний механизм взаимодействия правительственных органов, наших производителей, зарубежных брендов и гражданского общества (в том числе Cotton Campaign) по вопросам полного искоренения принудительного труда. Кроме того, мы поддерживаем идею Cotton Campaign о создании независимых профсоюзов сезонных работников, и предложили бы ННО рассмотреть такую идею и создать подобные профсоюзы. В частности, если будет необходимо наше участие, мы готовы оказывать содействие и помогать настолько, насколько нам позволяют наши полномочия», — заключил Мухитдинов.

Старший технический советник МОТ в Узбекистане Йонас Аструп рассказал, что по итогам мониторинга в 2019 году 1,75 миллиона человек приняли участие в сборе урожая. Из них более 94% наемных работников участвовали добровольно, а систематическое привлечение студентов, учителей, врачей и медицинских сестер не выявлено. Однако было зарегистрировано 102 тысячи сборщиков хлопка, работавших по принуждению. Данный показатель на 40% меньше, чем в 2018 году. 

«Узбекистан движется быстрыми темпами в сторону трансформации старой централизованной сельскохозяйственной системы в модель экспортера текстильной и швейной продукции. Стране предстоит еще многое сделать, чтобы полностью искоренить принудительный труд, но реформы работают и должны быть поддержаны международным сообществом, — сказал Йонас Аструп. — Ответственные международные инвесторы могут способствовать соблюдению международных трудовых норм и создавать сотни тысяч достойных рабочих мест. Фермеры и кластеры теперь должны сосредоточиться на создании цепочки добавленной стоимости и рабочих мест в соответствии с признанными международными нормами, и МОТ готова поддержать этот процесс».

Старший вице-президент по цепочке поставок Американской ассоциации производителей одежды и обуви (AAFA) Нейт Хёрман подчеркнул, что Узбекистан имеет хорошие возможности для налаживания сотрудничества с американскими компаниями, в виду принимаемых мер в США по пересмотру торговых отношений с Китаем.

«Мы смотрим на Узбекистан как на участника нашей промышленности. Правительство сделало многое для осуществления реформ, и мы надеемся, что сможем предоставить дополнительные гарантии для американских крупных брендов, но для этого Узбекистан должен обеспечить полное искоренение принудительного труда», — отметил Нейт Херман.

Как Forbes.uz писал ранее, министр труда Узбекистана Нозим Хусанов направил открытое обращение к международной коалиции Cotton Campaign с просьбой снять бойкот с узбекистанского хлопка. В коалиции ответили, что приветствуют проведенные в стране реформы, но для снятия бойкота нужны дополнительные гарантии того, что с практикой принудительного труда покончено.

Однако 305 крупных брендов все еще бойкотируют хлопок из Узбекистана (в ноябре 2019-го таких брендов было 312) и исключают из своих цепочек поставок любые продукты с содержанием узбекского хлопка, пока в Cotton Campaign не убедятся, что принудительный труд полностью искоренен в стране. 

Среди этих брендов — Adidas, Alexander McQueen, Amazon, Balenciaga, Bershka, Burberry, Calvin Klein, Columbia Sportswear, Carrefour, Converse, Costco, Disney, Forever 21, Gap, Gucci, H&M, IKEA, Lacoste, Macy’s, Marks&Spencer, New Balance, Nike, Pull & Bear, Reebok, Saint Laurent, Target, Tesco, Tommy Hilfiger, UNIQLO, Wal-Mart, Warner’s, Zara и многие другие.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
724 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить