Вячеслав Кан рассказал, что переболел коронавирусом

Предприниматель описал первые признаки болезни и лечение

ФОТО: Абдумавлон Мадмусаев / Kommersant.uz

Предприниматель Вячеслав Кан, основатель и директор Центра профориентации MyWay и ранее — торговой площадки Torg.uz (OLX), рассказал, что переболел коронавирусом в легкой форме. Бизнесмен написал об этом пост в Facebook в надежде, что история может быть кому-то полезной. 

«Решил поделиться своим опытом и некоторыми выводами, чтобы помочь другим людям в это непростое время», — объяснил он.

Как выяснилось, Кан с февраля находится в России — не успел вернуться в Ташкент, так как с 16 марта Узбекистан приостановил авиасообщение. 20 марта переехал к родственникам в Подмосковье и строго соблюдал карантин — никуда не выходил, ни с кем не контактировал, поэтому вообще не ожидал, что может заболеть COVID-19.

«Как же так вышло? Пару раз мы ходили в гости к родственникам, которые живут по соседству. И вот один из них (он ездил на работу) заболел первым. Через несколько дней появились симптомы и у меня», — рассказал Вячеслав Кан.

Бизнесмен описал первые симптомы болезни: «25 мая утром во время пробежки я заметил, что мой пульс выше обычного, хотя это был медленный бег. Чуть позже немного поднялась температура до 37,5 и появилась слабость. Зная, что был контакт с заболевшим, позвонили в поликлинику, на следующий день приехали врачи, сделали осмотр, выписали и бесплатно дали лекарства, повышающие иммунитет, и сказали, что приедут взять мазки для теста».

Как проходило лечение

«Вначале было ощущение, что до больных никому нет дела и в организации лечения какой-то бардак, — поделился впечатлениями Вячеслав Кан. — Никто не разводил панику, не устанавливали режим красной зоны, не отправляли участковых. Но это и к лучшему — зачем лишняя паника и стресс. Да и вряд ли в России есть столько ресурсов, чтобы охватить таким образом всех заболевших».

Когда подтвердилось, что тест на коронавирус положительный, пациента занесли в базу, поставили на учет, несмотря на отсутствие страхового полиса, и прописали лекарства, которые выдали бесплатно.

На всех членов семьи выписали постановления о карантине. Нужно было установить приложение для мониторинга с постоянно включенным определением геолокации. Регулярно приходили смс — нужно было сделать и отправить свое фото.

Несколько раз за время лечения приезжали врачи (обычно один), проводили простое обследование: слушали легкие, измеряли давление и, кажется, уровень кислорода в крови через датчик на палец. Практически каждый день звонили из местной больницы, раз в два дня — врачи из департамента здравоохранения Москвы. Отдельно пришлось зарегистрироваться на их сайте, где был создан личный кабинет с возможностью получить консультацию (даже в формате видеконсультации), загружать файлы и т. п.

В целом, по словам бизнесмена, ничего сложного в лечении не было — принимать лекарства, следить за здоровьем, делать, если нужно, полоскание горла, использовать спреи для носа или для горла — в общем, всё, что обычно делается при лечении кашля, насморка: «Иногда была слабость, иногда болела голова, на несколько дней пропадало обоняние. Но всё это не мешало мне продолжать работать — благо, я могу это делать удаленно, через интернет». 

Выводы

Вячеслав Кан сделал шесть выводов из своего опыта:

Вывод № 1. Даже соблюдая меры предосторожности и находясь в самоизоляции, можно заразиться от одного контакта с инфицированным. А сейчас, после ослабления карантина, столько людей беззаботно гуляют, тесно общаются, подвергая себя и других риску.

Вывод № 2. Симптомы заболевания могут быть незначительными или незаметными. В другой ситуации, если бы у меня не было контакта с носителем вируса, то я, может быть (особенно если бы жил один), и не стал бы обращаться в больницу, так как симптомы не были явно выраженными. Их легко спутать с гриппом или решить, что это обычная простуда. Нужно быть внимательнее к своему состоянию и обращаться к врачам, если есть подозрения и схожие симптомы.

Вывод № 3. Когда симптомы незаметны или незначительны, то есть высокая вероятность, что многие люди болеют или являются переносчиками, не замечая этого, — так называемые «бессимптомники». Я подозреваю, что таких много, ведь никто не делает тесты у тех, кто не обращается и нет подозрений, что он заболел. Так что реальное положение может сильно отличаться от статистики. Что если кто-то из таких людей может быть в контакте с вами?

Вывод № 4. Лечение больных с легкой формой заболевания можно и нужно проводить на дому. Это экономит ресурсы (32 млн сумов на одного пациента в Узбекистане, если состояние не критическое, по данным СМИ!) и менее болезненно для больного. Нужно внедрять онлайн-системы мониторинга. Для Узбекистана, например, можно было бы попробовать хотя бы создать Telegram-бот. Да и приложение, как это сделали в России, сделать не очень трудно. Думаю, что расходов на содержание одного-двух больных хватило бы.

Вывод № 5. Нужно ценить и уважать врачей. Думаю, лучшее, что мы можем сделать, чтобы помочь им в этой сложной борьбе с пандемией, — это соблюдать меры предосторожности и не заболеть.

Вывод № 6. Это скорее даже предположение. Много разного пишут о том, когда могут изобрести эффективную вакцину. Сколько потом еще нужно будет времени и ресурсов, чтобы провести вакцинацию, можно только гадать. Об этом даже не хочется думать, читая информацию, как неорганизованно проводится тестирование в Узбекистане. Было много публикаций о том, что человечеству нужно приобрести иммунитет к COVID-19, а это может случиться после того, как переболеешь этой болезнью. Конечно, я не врач и не специалист в этой области, но если невозможно избавиться от этого вируса (а судя по сводкам, меньше заболевших не становится), то, может, лучше стараться контролировать этот процесс, тщательнее выявляя тех, кто болеет в легкой форме, делая тесты тем, кто может болеть бессимптомно, и проводя лечение таких больных на дому? Главное, чтобы в зону риска не попадали пожилые люди или те, кто имеет хронические заболевания, ведь им перенести болезнь будет гораздо тяжелее.

Отдельно Кан поблагодарил врачей за самоотверженность: «Ни от кого из врачей и медперсонала я не слышал хамства или пренебрежительного отношения. Ко мне не относились по-другому из-за того, что я гражданин Узбекистана, а не России. Даже в разговорах по телефону чувствовалась вежливость и сопереживание, несмотря на то, что это, возможно, уже сто какой-то звонок за день. И всё это несмотря на то, что они рискуют своим здоровьем, жизнью, работают в тяжелых условиях, — защитные комбинезоны не пропускают воздух, а в закрытых масках, думаю, тяжело дышать. Мне встречались даже врачи, которые шутили и были на позитиве». 

«Мне повезло, что я переболел в легкой форме, — подытожил предприниматель. — Надеюсь, что скоро уже смогу вернуться в Ташкент, в свою любимую семью. И по приезде не придется зря сидеть в карантинной зоне, ведь нет смысла тратить 2,4 млн сумов на содержание того, кто уже переболел коронавирусом».

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1019 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить