«Рынок рухнул за считанные дни»: как переживает пандемию бизнес узбекистанцев за рубежом

Три истории о том, как наши соотечественники пытаются удержать свои компании на плаву

Пустая станция метро в Монреале (Канада)
ФОТО: Manny Fortin / Unsplash
Пустая станция метро в Монреале (Канада)

Forbes.uz рассказывает истории трех предпринимателей, которые ведут бизнес за рубежом: туристическую фирму в Таиланде, арт-галерею в ОАЭ и юридическую фирму в Канаде.

Туристический бизнес в коме

Владислав Лоренц переехал в Таиланд в 2010-м и вскоре открыл туристическую компанию Pattaya Tours, а еще через пять лет — агентство недвижимости Pattaya Elite.

Первые карантинные меры в Таиланде начали вводить 21 марта, рассказывает предприниматель:

— Сначала закрылись все торговые точки, в торговых центрах в том числе. Остались работать только продуктовые отделы и общепит, но еду можно было заказать только на вынос. Повсеместно перед входом во все публичные места стали измерять температуру и обрабатывать руки санитайзером.

Правительство рекомендовало носить маски, держать дистанцию в один-два метра и не покидать место жительства без веских причин.

— Многие забили на это и вели обычный образ жизни, — говорит Владислав. — После того как эти меры не принесли ощутимых результатов, апреля правительство ввело комендантский час с 22:00 до 04:00. Премьер-министр заявил, что введет 24-часовой комендантский час, если через семь дней эти меры не покажут улучшения ситуации.

Владислав Лоренц
ФОТО: из личного архива
Владислав Лоренц

По словам Лоренца, рынок туризма рухнул за считанные дни:

— Отелям было приказано изолироваться или закрыться только 3 апреля. Паника, отмены рейсов, недобросовестность авиакомпаний сделали свое дело. Тысячи людей попали в тяжелое положение в чужой стране без возможности выбраться. Цены на билеты выросли в четыре-пять раз. Некоторым оказалось выгоднее переждать в Таиланде открытия границ и авиасообщения. Речи о туристическом бизнесе уже не идет. Большинство туристических достопримечательностей были закрыты еще до того, как правительство настояло на этом. Кого-то пришлось просить персонально.

Рынок недвижимости, наоборот, активизировался:

— Первыми стали скупать недвижимость китайцы. Они как никто понимают, что кризис не вечен, за ним всегда идет подъем. Учитывая, что простой односпальной квартиры может обходиться в год до $1000, некоторым владельцам стало невыгодно содержать их. Сейчас рынок предложения растет, спрос немного отстает, но это ненадолго.

В бизнесе Владислава большую часть прибыли (около 70%) приносил туризм. Это существенно повлияло на будущие планы и уже воплощающиеся проекты, признается он:

— Что-то перестало быть актуальным, а что-то неожиданно выстреливает. Большинство людей сейчас не понимают, что и как будет дальше. Самое время проанализировать слабые места и готовиться к преодолению новых вершин.

Спасать туристический бизнес в данных условиях невозможно — он находится в коме, говорит предприниматель:

— Я это сразу принял как данность. Остается сконцентрироваться на недвижимости, на данном этапе этот рынок наиболее перспективен. А когда всё закончится, вероятно, новые реалии скорректируют и модели наиболее пострадавших сегментов бизнеса.

Диверсифицируй, чтобы пережить кризис

Наталья Андакулова открыла арт-галерею Andakulova Gallery в Дубае в 2012 году. Это единственная галерея на Среднем Востоке, посвященная искусству Средней Азии.

Наталья Андакулова
ФОТО: из личного архива
Наталья Андакулова

В ОАЭ ситуация из-за карантина такая же сложная, как в других странах, говорит предпринимательница.

— Когда Италия объявила полный карантин, стало понятно, что и у нас будет то же самое. Дубай — транзитный центр, в который прилетают люди со всего мира, как туристы, так и специалисты, поэтому было понятно, что вирус будет распространен и здесь. На сегодняшний день отменили все масштабные мероприятия, в том числе Expo 2020, для экономики страны, конечно, это неожиданная и сложная ситуация, — комментирует Наталья.

Сектор частного бизнеса страдает больше всего, особенно сфера обслуживания. С другой стороны, открываются новые возможности для изменения бизнес-стратегии и переходу в онлайн, добавляет она:

— Те, кто занялся этим раньше, сейчас пожинают плоды. Рестораны, которые делают доставку, продолжают успешно работать. Появилась бесконтактная доставка.

Средний и малый бизнес особенно уязвим и остро реагирует на мировую экономику, отмечает Андакулова:

— Сейчас мы наблюдаем падение акций и облигаций крупнейших компаний в мире. Резонанс будет неизбежен. Многие компании на опыте кризиса 2007 года, понимая, что такое может произойти, подготовили буфер — финансовую подушку безопасности. Такие компании легче пройдут через эту ситуацию.

Оценить масштаб убытков можно будет только к концу года. Особенно уязвимы в кризис компании, ориентирующиеся на предметы роскоши (в том числе галереи), ведь это не продукты первой необходимости. Предугадать ситуацию было сложно, так как каждый день вводились и продолжают вводиться новые ограничения, признается Наталья.

Пустая станция метро в Дубае
ФОТО: Nick Fewings / Unsplash
Пустая станция метро в Дубае

Andakulova Gallery сделала ставку на дистанционное образование и проводит лекции онлайн, а также выходит на крупные рынки США и Китая через международные арт-платформы. Кроме того, у компании есть такой источник дохода, как принты на холстах:

— Мы работаем со строительными компаниями, предлагаем декоративные предметы по доступным ценам. Всё это дает возможность поддерживать компанию. На мой взгляд, очень важно диверсифицировать бизнес и иметь несколько линий получения прибыли, быть гибким и понимать нужды клиента. Конечно, ситуация нелегкая, но мы должны принять и адаптироваться, чем быстрее тем лучше. Это опыт, который откроет новые возможности для каждого из нас.

Финансовых убытков пока нет

Рахмад Собиров
ФОТО: из личного архива
Рахмад Собиров

Рахмад Собиров основал Sobirovs Law Firm в 2012 году в Торонто. Компания предоставляет юридические услуги инвесторам, бизнесменам и специалистам, которые хотят иммигрировать в Канаду.

Канада закрыла границы в середине марта — попасть в страну можно только из США и только определенным категориям лиц: граждане и постоянные жители Канады, их близкие родственники, транзитные пассажиры и люди, которые имеют рабочую или студенческую визу или иммиграционную визу, которая была подтверждена до 16 марта 2020 года, рассказывает юрист.

Аэропорты работают только в Торонто, Монреале, Ванкувере, Калгари. Все прибывшие должны встать на карантин на 14 дней. В случае несоблюдения предусмотрены большие штрафы, а также лишение свободы на срок от шести месяцев до трех лет.

Для поддержки населения и предпринимательства правительство создало специальный фонд поддержки в размере 82 млрд канадских долларов. Жители Канады могут получить около 2000 канадских долларов в месяц на человека на четыре месяца. Чтобы частные компании не увольняли людей, государство выплатит бизнесу до 75% зарплаты сотрудников.

По словам Собирова, влияние пандемии на бизнес он почувствовал еще до введения первых карантинных мер в Канаде, так как работает в основном с иностранцами — как за пределами, так и внутри страны:

— Мы почувствовали влияние еще в конце февраля, когда всё начало на глобальный уровень вырастать — потому что другие страны, с которыми мы работали, уже ограничивали передвижения граждан, например, наши клиенты из Китая уже не могли прилететь. Мы поняли, что это серьезно, когда ситуация обострилась в Японии, Европе, ОАЭ — там, где наши основные клиенты.

Иммиграционные и другие программы не отменили — государственные органы продолжали принимать документы, но были задержки, в госучреждениях не хватало сотрудников, были технические и логистические сложности, делится Собиров.

Метро в Монреале (Канада)
ФОТО: Manny Fortin / Unsplash
Метро в Монреале (Канада)

— Мы уже давно оцифровали свои услуги, с момента создания нашей фирмы, да и иммиграционные заявки в Канаду всегда в большинстве случаев принимались онлайн. То есть сама методология не изменилась из-за коронавируса, — отмечает спикер.

Сложности возникали только со стороны клиентов — в странах, где госуслуги не оцифрованы, человек мог получить какие-то документы только лично. Некоторые клиенты решили ждать развития ситуации и приостановили процессы, но таких было меньшинство, говорит предприниматель — около десятка, это примерно 10% от всего объема клиентов в марте.

Финансовых убытков фирма пока не чувствует — снижение от среднего ежемесячного дохода было не больше 5-7%, уточняет Рахмад:

— Прошел только один месяц, как ввели ограничения. В ближайшие месяцы коронавирус может повлиять на поток новых клиентов, тогда мы почувствуем убытки. Пока у нас всё нормально.

Как и многие предприниматели в условиях пандемии, Собиров извлекает пользу из перехода на дистанционную работу:

— Мы уже протестировали в реальной жизни, что можем работать, не занимая физического пространства. Кроме офиса в Торонто, у нас есть представительский офис в Сантьяго (Чили). Мы планировали сотрудничать с несколькими специалистами во Вьетнаме. Теперь думаем, нужен ли нам вообще физический офис? Если да, нужен ли нам большой офис, или наши сотрудники могут работать из дома онлайн? Тестируем и в ближайшем будущем, независимо от коронавируса, пересмотрим бизнес-модель и будем применять новые практики.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1655 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить