«Это не мои проблемы». Чем закончилась встреча рестораторов с госорганами

Предприниматели рассказали Forbes.uz, каким получился диалог с контролирующими ведомствами

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

Как Forbes.uz писал ранее, Специальная республиканская комиссия приняла документ, в соответствии с которым в случае выявления коронавируса расходы, связанные с помещением на карантин зданий и людей, покрывают сами предприниматели.

Новость спровоцировала бурные обсуждения. «Ну не могут же люди в здравом уме предписать штрафовать за то, что кто-то заболел вирусом, который можно подхватить в любую секунду?!»написала в Facebook Алина Цимерман, управляющий партнер сети кофеен «ЧайКоф».

В ответ на обсуждения главный государственный санитарный инспектор Узбекистана Нурмат Атабеков напомнил, что все расходы на содержание пациентов с коронавирусом на карантине, лечение и реабилитацию до сих пор покрывались за счет государства, и посоветовал предпринимателям устанавливать камеры наблюдения, чтобы доказать свою невиновность. Решение, по его словам, нужно, чтобы владельцы бизнеса чувствовали ответственность в полной мере.

На ситуацию отреагировал основатель Академии ресторанного бизнеса Тимур Абдуллаев. Чтобы помочь предпринимателям, он привлек руководителя Торгово-промышленной палаты Адхама Икрамова, который организовал встречу с представителями госорганов.

Со стороны бизнеса во встрече приняли участие: основательница Kimchi Plate Марина Тен, управляющий партнер «ЧайКоф» Алина Цимерман, основатель группы компаний Smart Group («Винарыба», «Манас», Steam bar, Green) Санжар Максудов, сооснователь кофейни Pie Republic и гастробара «Пастернак» Сулхи Хасанов, основатель и руководитель ресторанов Dayako Chicken & Beer, Dayako restobar и службы доставки Samurai Sushi Александр Ем, основатель групп компаний Havoqand People (Les Ailes, Chopar, бургерная «Бро») Ахмад Мелибаев, директор фуд-корта Five, производства полуфабрикатов Chef Gourmet, совладелец кафе Testo Наргиза Улугова, совладелец кондитерского дома Safia Бекзод Самикжанов.

Со стороны госорганов — руководитель Государственной инспекции санитарно-эпидемиологического надзора при Кабинете Министров Нурмат Атабеков и первый заместитель директора Агентства санитарно-эпидемиологического благополучия при Министерстве здравоохранения Ботир Курбанов.

«На встрече нам запретили произносить слово СЭС и популярно объяснили, что старый добрый СЭС разделился на два этих органа, написала Алина Цимерман по итогам встречи. — И один из них не ведает, что творит второй, судя по тому, как они перекладывают всё друг на друга».

Как выяснилось, ни один из этих органов не участвовал в написании протокола, в котором прописана ответственность предпринимателей за то, что кто-то заразится на их территории коронавирусом.

«Почему бизнес должен что-то кому-то доказывать, разве недостаточно того, что мы вкладываем собственные средства, платим налоги и обеспечиваем рабочие места?» — задалась вопросом предпринимательница.

Как сообщила Forbes.uz Марина Тен, Нурмат Атабеков напомнил, что 14 лет санитарно-эпидемиологическая служба не штрафовала предпринимателей и получила это право только три месяца назад.

На встрече предпринимательница призвала подумать об обычных людях, которые работают в сфере общепита и из-за карантина теряют заработки, а также перечислила основные проблемы.

Первое — разные документы: «За последние две недели мы получили порядка пяти документов, которые что-то регламентируют, либо от инспекции, либо от агентства. В каждом районном органе есть люди, которые трактуют документы по-разному. Мы не знаем, на основании какого документа мы обязаны работать».

Марина Тен
ФОТО: из личного архива
Марина Тен

Требования по работе в карантин предприниматели считают адекватными, однако при проверках требовали, помимо этого, защитные костюмы (их производят из легковоспламеняющихся материалов, так что на кухне такие костюмы опасны), стеклянные перегородки на столах, отдельных сотрудников на входе только для измерения температуры (это уже отдельная вакансия), дезинфицирующие тоннели. 

Второе — контроль: «Я понимаю, что нас не штрафовали многие годы. Теперь нас штрафуют всех. Это очень сложно, учитывая, что каждый проект потерял от $10 до 50 тыс.»

Владелец бизнеса уже не получит минимум 50% прибыли — из-за требований по социальной дистанции и расстоянию между столами посадочных мест стало в два раза меньше, банкеты проводить нельзя, выручка упадет на 50–70%, а расходы точки общепита начинаются от 10 млн сумов: «Мы уже потеряли выручку за три месяца, что мы не работали, мы закупаем средства защиты с пятидневным запасом. Теперь начались штрафы, потому что ни мы, ни работники госорганов не знают, на основании какого документа работать».

Третье — под видом СЭС проверяющие забегают на предприятия и делают, что хотят: «Да, органы санэпиднадзора обязаны нас проверять. Но почему вместе с ними приходят Нацгвардия, участковый, хокимият, Кабмин, РОВД? В маленькое заведение, где работают 12 человек, забегают 20 человек».

Четвертое — расходы в случае заражения посетителя: «В той трактовке, в которой мы услышали, это неприемлемо. Это касается не только общепита, но и супермаркетов, стоматологий, производственников — всех 600 тыс. предпринимателей Узбекистана. Спецкомиссия по отношению к бизнесменам превратилась в карательный орган, который берет на себя такие решения, которые затрагивают уголовную, административную и финансовую ответственность. Я больше чем уверена, в ваших органах нет людей, которые могут определить, где произошло заражение».

Нурмат Атабеков, как сообщила Марина Тен, признал, что есть моменты, когда документы противоречат друг другу. Разграничения между инспекцией и агентством размыты — документ о том, кто чем будет заниматься, пока не утвержден.

Нормативные документы, на основе которых будут работать предприниматели, должно разрабатывать агентство. Санэпиднадзор проверяет выполнение этих нормативных актов. Агентство не имеет права проверять, но проводит эпидемиологические расследования. Предприниматели попросили закрытый список требований по работе в период карантина.

Атабеков пообещал предпринимателям, что теперь проверки будут проводить только те, кто имеет на это право, и заверил, что цели штрафовать у надзорного органа нет. По его словам, со штрафами за нарушение карантина поступило огромное количество средств, но до сих пор они не используются.

Глава инспекции снова предложил бизнесу иметь доказательную базу «на всякий случай», установить видеокамеры или хотя бы фиксировать соблюдение санитарных норм фотоаппаратами несколько раз в день. Если эпидемиологическое расследование полностью докажет вину организации, предприниматель может это оспаривать, пригласить экспертов, добавил он.

Также Атабеков признал, что выявить источник заражения удается не всегда, и рассказал, что пункт о финансовой ответственности предпринимателей он не видел до подписания документа.

Санжар Максудов напомнил о презумпции невиновности: «Мы не обязаны доказывать, что невиновны, пока не доказано обратное. Если инкубационный период коронавируса 14 дней, мало ли где человек был за эти дни?»

Руководитель Санэпиднадзора пообещал обратиться в спецкомиссию, чтобы этот пункт был правильно трактован. По его словам, проверки хозсубъектов могут осуществляться только в двух случаях: с уведомлением бизнес-омбудсмана и по согласованию, когда есть грубое нарушение карантинного режима. В связи с карантином проводится изучение — это не проверка, а профилактическое мероприятие.

Менее конструктивным получился диалог с замглавой Агентства санэпидемблагополучия. «Батыр Курбанов заявил, что ему совершенно по барабану, что мы там думаем, какая там мировая практика, он решил, что поставит перегородки в рост человека за столом, где сидят по четыре человека. Ему совершенно наплевать на бизнес и на людей, вел себя совершенно по-хамски», — рассказала Марина Тен.

По итогам встречи Курбанов добавил, что через несколько дней на сайте агентства выйдет новая редакция санитарных правил с новыми требованиями, которые также включают в себя перегородки между посетителями на столах.

По словам Марины Тен, у Курбанова был один аргумент: «Я так решил»: «Он самолично решил, что эти перегородки нужны, хотя Специальная комиссия этого не решала. Мы сказали, что в этом случае мы не сможем открыться, он сказал, что ему всё равно, это не его проблемы». 

«Мы аккуратно просидели на карантине, как от нас требовала обстановка в стране, мы помогали людям, как просило правительство, и сейчас, когда идет постепенное смягчение карантина, хотелось бы, чтобы наше правительство, а именно чиновники, пошли нам навстречу и создали разумные, оправданные документы для открытия бизнеса в стране, в том числе кафе и ресторанов, в условиях карантина»,написала предпринимательница.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6152 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить