Что ожидает Узбекистан в посткоронавирусном будущем

Об этом рассказал политолог Фарход Толипов в интервью Forbes.uz

ФОТО: Баходир Саидов / Forbes Uzbekistan

Фарход Толипов, директор негосударственного научного учреждения «Караван знаний»  поделился мнением с Forbes.uz о том, как нынешний кризис повлияет на Узбекистан и стоит ли ожидать изменений во внутренней и внешней политике.

F: Есть ли угроза того, что коронавирус приблизит нас к failed state, какие проблемы обнажил кризис внутри страны, и стало ли государство реагировать на решение проблем оперативнее?

— Понятие failed state используется по отношению к странам, руководство которых не способно установить контроль над своей территорией. Такая страна нуждается во внешней помощи, в том числе в иностранном военном присутствии, для сохранения мира, стабильности внутри нее. С этой точки зрения Узбекистан далек от такой характеристики.

Фарход Толипов
ФОТО: из личного архива
Фарход Толипов

Коронавирус ударил по всем странам, поэтому постпандемийное развитие у многих стран продолжится как и до пандемии, а у некоторых оно замедлится на некоторое время. Узбекистан обладает значительным потенциалом для быстрого восстановления от негативных влияний коронавируса.

Среди проблем, которые обнажил кризис, следует отметить то, что социальное дистанцирование в некоторой степени обусловило и политическое дистанцирование государства от народа. В частности, остается непрозрачным механизм использования многомиллионных средств, которые предоставляют Узбекистану международные финансовые структуры для борьбы с коронавирусом.

Вместе с тем государство извлекает уроки из кризисной ситуации. Так, стало очевидным, что огромное число трудовых мигрантов, которые возвращаются на родину из-за пандемии, порождает большую социальную проблему в стране. Также это становится предметом политического давления со стороны России.

F: С какими рисками может столкнуться посткоронавирусный Узбекистан, повлияет ли пандемия на изменение внутри- и внешнеполитических ориентиров страны. Каким вы видите Узбекистан после выхода из кризиса?

— Судя по нынешним трендам в системе международных отношений и прежде всего в Центральной Азии, Узбекистан стоит на пороге непростого периода нового международного позиционирования или маневрирования после окончания пандемии.

Дело в том, что в регионе продолжится обновляемое геополитическое соперничество великих держав, которое началось задолго до пандемии. На это указывают такие тренды, как активизация американского формата «С5+1», создание аналогичных форматов Россией и Китаем. А также стремление Москвы цепко удерживать Узбекистан в составе ЕАЭС, политическая турбулентность и военно-стратегическая неопределенность в Афганистане.

Мы ожидаем проведения очередной, третьей консультативной встречи глав государств Центральной Азии в этом году. Думаю, извлекая уроки из переживаемого кризиса, президенты на этой встрече должны вывести формат на более высокий уровень сотрудничества. А также наметить дорожную карту регионального сотрудничества и интеграции по типу Единого европейского акта 1986 года.

F: Насколько реально победить коррупцию в Узбекистане, опыт какой страны подойдет нам больше всего? Есть ли универсальные рецепты по борьбе с ней?

— Коррупция в нашей стране — одна из наиболее крупных язв общества и государства. Она пустила глубокие корни и имеет широкий охват. Борьба с ней будет носить затяжной характер, но это не означает, что коррупцию у нас невозможно ликвидировать.

Грузия, Сингапур, скандинавские и другие страны, победившие коррупцию, не являются какими-то особенными. У них тоже была коррупция, как и пороки, которые питали ее. Это не зависит от географии, истории или культуры, просто где-то борьба с коррупцией проходит более эффективно, где-то менее.

Борьба с коррупцией у нас выглядит как некая государственная кампания, в то время как она должна системно вестись на всех уровнях общества. Эту борьбу следует активно вести в трех направлениях:

  • судебно-правовом;
  • информационном;
  • морально-воспитательном.

Эта проблема должна решаться не только по принципу «сверху вниз», но и наоборот. Нам нужен неписаный моральный кодекс, который бы придал новую силу и соединил религиозные, национальные, культурно-нравственные и общечеловеческие ценности.

F: Недавно президент Узбекистана отметил, что голос молодежи страны должен быть услышан — это даст приток свежей крови в разные сферы жизни страны. Но молодежь во многих странах критично оценивает политику правительства. Чего ожидать нам?

— Это непростой вопрос, который требует серьезного и широкого дискурса. Принцип «не навреди» здесь, как и во многих других сферах общественных отношений, важно постоянно помнить и соблюдать. Если мы хотим, чтобы этот голос был услышан, прежде всего молодежь надо раскрепостить.

Наша молодежная политика во многом заформализована и огосударствлена, до недавнего времени председатель Союза молодежи Узбекистана был одновременно заместителем советника президента. Теперь, кроме этого союза, создано Агентство по делам молодежи, руководитель которого является сенатором, а самостоятельных молодежных организаций вне рамок союза нет.

В то же время есть другая крайность — назначение молодежи на важные высокие государственные посты. Они могут сильно развратить молодого человека, у которого еще не сформировались мировоззрение, характер, нравственность и психика. И он может быть легко подвержен разным искушениям.

Думаю, на сегодня задачу по «притоку свежей крови в разные сферы» стоит решать не прямолинейно, а диалектически. Прежде всего необходимо довести до конца глубинную реформу системы образования, решить проблему безработицы и добиться резкого уменьшения масштабов трудовой миграции и деформализовать молодежную политику.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
392 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить