Могут ли страны Центральной Азии объединиться на платформе ЕАЭС?

Коронакризис ярко продемонстрировал миру важность взаимоподдержки и устойчивых межгосударственных и межрегиональных связей. Республики Центральной Азии имеют давнюю общую историю, и, по мнению замминистра МИД Узбекистана Ильхома Нематова, перспективы интеграции в регионе актуальны и широки. При этом Казахстан и Кыргызстан уже являются частью ЕАЭС, а Узбекистан готовится стать в этом союзе наблюдателем

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: GrAl / shutterstock

О том, насколько соотносятся центральноазиатское и евразийское интеграционные направления, а также о том, какие вызовы стоят на пути объединения стран региона, читайте в статье независимого исследователя Бахтиёра Алимджанова, которая была опубликована на ia-centr.ru.

С приходом к власти в Узбекистане в 2016 году Шавката Мирзиёева снова стала актуальной интеграция центральноазиатских республик. Скорее всего, этот процесс можно назвать «исторический реинтеграцией» политических структур региона. Мирзиёев возобновил начатый еще в 90‑е годы проект «Туркестан — наш общий дом». По известным причинам эта инициатива осталась на бумаге.

Идеи по интеграции Центральной Азии и внешней политике Узбекистана в регионе, высказанные в интервью замминистра МИД Узбекистана Ильхома Нематова, кажутся радужными и перспективными. Некоторые прозападные эксперты рьяно поддерживают центральноазиатскую интеграцию в противовес ЕАЭС. И, невзирая на перспективное настоящее этой интеграции, в регионе существуют непреодолимые противоречия, о которых нельзя молчать. В статье я попытаюсь кратко определить круг проблем, с которыми сталкиваются лидеры ЦА по вопросу политического, экономического и культурного объединения региона в единое целое.

Политическая интеграция

Отмечу, что в экспертных кругах нет единодушия по географии Центральной Азии. Американские эксперты (особенно доктор Фредерик Старр) включают туда Афганистан и северный Пакистан. Местные эксперты единодушны в том, что в ЦА входят Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, то есть бывшая советская Средняя Азия и Казахстан.

В 90‑е было несколько попыток объединить регион политически. «Узбекистан при Каримове, — пишет известный политолог Фарход Талипов, — вел активную региональную политику на всех этапах интеграционного процесса — от провозглашения Центрально-Азиатского Содружества (ЦАС) в 1991 году до создания Центрально-Азиатского Экономического Сообщества (ЦАЭС) в 1994 году, до создания Организации Центрально-Азиатского Сотрудничества (ОЦАС) в 2001 году».

Все эти организации не сработали. Основная причина провала политической интеграции — зависимость от воли лидеров Центральной Азии.

Как известно, Туркменистан объявил нейтралитет и фактически не участвует в политических процессах в ЦА. После 2005 Узбекистан отошел от региональных дел. С приходом к власти Мирзиёева республика возобновила свое участие в «старом» формате, то есть лидеры снова встречались, улыбались друг другу и подписывали меморандумы. Как известно, все центральноазиатские республики являются членами СНГ, и создание еще одной наднациональной политической организации не предвидится.

Следует также не забывать тот факт, что в политическом плане республики ЦА разнородны. На первый взгляд они схожи, но каждая имеет свою политическую культуру, политические традиции и тому подобное. Политическая разнородность (демократический авторитаризм имеет разные вариации) стран ЦА затруднит в будущем интеграцию между ними.

Экономическая интеграция 

В последние годы товарооборот между странами Центральной Азии активизировался. Рост товарооборота не всегда имеет позитивный вклад в регионе. Например, после открытия границы между Казахстаном и Узбекистаном увеличился ввоз товаров из Казахстана и Кыргызстана в Узбекистан, что негативно повлияло на узбекистанский внутренний рынок. Отсутствуют договоренности между странами о единой тарификации, таможне и тому подобное.

Не следует забывать важный факт: Казахстан и Кыргызстан являются членами Евразийского экономического союза. При таком раскладе сил не нужно изобретать велосипед: если Узбекистан станет членом ЕАЭС, то можно автоматически увеличить товарооборот между странами ЦА, сэкономив время и ресурсы. 

В марте 2020 Узбекистан решил получить в ЕАЭС статус наблюдателя. Возможно, в ближайшем будущем Узбекистан станет полноправным членом союза, и взаимовыгодная экономическая интеграция Узбекистана с северной Центральной Азией станет успешной, то есть исчезнут «перекосы» в импорте-экспорте. Если к этому союзу присоединится Таджикистан, то появится возможность координировать и диверсифицировать экономики центральноазиатских республик на платформе ЕАЭС.

Единая согласованная (компромиссная) экономическая политика во всех сферах даст центральноазиатским республикам возможность создать единую туристическую логистику (центральноазиатский «шенген»), единый мозговой экономический центр для решения насущных проблем и тому подобное. Думаю, только ЕАЭС может стать для республик ЦА той самой платформой для взаимовыгодного и успешного экономического развития всего региона.

Возможна ли культурная интеграция ЦА?

Одним из самых острых вопросов остается культурная интеграция в Центральной Азии. Мы должны понимать, что регион в культурном плане не только разнообразен, но и неоднороден. Понимание этой истины и послужит культурному синтезу населения ЦА.

Одной из проблем остается современное состояние истории региона. С каждым годом в результате модернизации население теряет историческую общность. Должен отметить, что население ЦА имеет общую историю, а не общее настоящее. Эксперты не обращают внимание на разную интерпретацию истории населения региона.

Вся история региона — это история воображаемой государственности, а не реальная история. В связи с этим существует проблема формирования национальной идентичности. Элита Центральной Азии отождествила «национальную» идентичность с «государственной», что прослеживается в изложении исторических событий. Кризис идентичности и невозможность создания «нового» человека, который был бы верен государственным структурам, порождает больше угроз, чем религиозный экстремизм.

Корни религиозности населения ЦА нужно искать не только в экономике, но это прямо следствие неудавшейся политики идентичности в центральноазиатских республиках. Эти процессы в свою очередь мешают интеграционным процессам в регионе.

Центральноазиатская интеграция или ЕАЭС?

Я не хочу противопоставлять центральноазиатскую интеграцию с ЕАЭС, как это делают наши западные эксперты. Отмечу, что даже в советское время этот регион считался единым по всем параметрам. То есть концепт Средняя Азия/Центральная Азия — это не постсоветское изобретение.

Экономическая взаимозависимость Средней Азии в советское время дала свои экономические плоды, доказала свою эффективность.  В ближайшем будущем политическая интеграция ЦА без экономических основ невозможна. Также любая интеграция в регионе не должна зависеть от воли лидеров региона. Как показывает история, зависимость интеграции от региональных элит не дает ощутимых результатов для населения. ЕАЭС — удобная платформа как для экономической интеграции региона в целом, так и для выхода на рынки России, Беларуси и Армении. Плодотворное использование правовых и экономических инструментов и рычагов ЕАЭС станет стимулом для взаимовыгодного экономического развития и мощнейшим драйвером роста экономики республик Центральной Азии.

Бахтиёр Алимджанов, кандидат исторических наук, независимый исследователь (Ташкент — Санкт-Петербург)

P.S. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Forbes.uz

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
359 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить