Что такое халал-финтех и как он развивается в Узбекистане

Одна из основных проблем развития исламского финтеха — отсутствие предложения, а не спроса

ФОТО: metamorworks / shutterstock

В рамках «Online Astana Finance Days 2020: Рынки в меняющемся мире» Ассоциация профессионалов исламского финансирования совместно с Бюро непрерывного профессионального развития МФЦА при поддержке Forbes.uz провела онлайн-сессию на тему: «Вызовы и возможности финтех-стартапов в СНГ в сфере халал».

По данным издания Islamic Finance на 2014 год исламские финансовые институты, основанные на принципах шариата, составили около 1% от общих мировых активов. В свою очередь The Economist отмечает, что в 2009 году во всем мире действовало более 300 банков и 250 взаимных исламских фондов, а в 2014 году общие активы составили $2 трлн.

Модератором сессии выступил председатель Ассоциации профессионалов исламского финансирования Куралай Елдесбай.

Участие в ней приняли:

Сархан Байрамов, президент Ассоциации содействия развитию цифровой экономики и блокчейн-технологий (Россия);

Талант Керимбаев, управляющий директор Исламского финансового центра «Бакай Банка» (Кыргызстан);

Ильгар Мехти, основатель и директор консалтинговой компании EKVITA (Азербайджан);

Рустам Рахматов, основатель и генеральный директор финтех-компании IMAN (Узбекистан);

Зухуршо Рахматуллоев, соучредитель «Алиф Банка» и финтех-компаний.

Forbes.uz приводит основные положения из онлайн-дискуссии.

«Всего 6% населения Узбекистана брали кредиты»

Рустам Рахматов рассказал, что проект  IMAN дает возможность приобретать и инвестировать по нормам исламских финансов в сфере p2p.

— Для инвесторов мы строим глобальный исламский интегратор банков и начинаем с Узбекистана. Наше видение вместе с партнерами — создание Великого шелкового пути, где покупателю дается возможность приобретать продукты у продавцов, которые торгуют на нашей платформе, — объяснил он.

По словам Рахимова, интерес к финтеху и исламским финансам возник во время работы в инвестиционном фонде.

— Мы анализировали рынок Узбекистана и нашли интересную сферу — микрофинансирование, в котором заметили очень интересную тенденцию — люди редко брали кредиты. 90% населения в Узбекистане — мусульмане, но исламских продуктов до сих пор не существует. По статистике, всего 6% населения нашей страны когда-либо брало кредиты, а  7% открывали депозиты в банке, и спрос на подобные продукты заметен.

Спикер отметил, что проблема развития исламских финансов — отсутствие предложения, а не спроса. На сегодня стартап финансируется тремя учредителями, и до 1 августа компания привлекает инвестиции под конвертируемый опцион от нескольких институциональных инвесторов.

— Интерес развитых рынков инвестировать в развивающиеся страны очень большой, и мы также смотрим на рынок автокредитования, образовательных кредитов и ипотеки с большим интересом.

 Зухуршо Рахматуллоев отметил, что говорить о перспективности рынка нашей страны можно часами.

— Когда полтора года назад мы только изучали рынок Узбекистана, я услышал интересную мысль: «Сегодня еще может быть рановато инвестировать, но завтра будет уже поздно», — поделился воспоминанием предприниматель.

Рахматуллоев отметил несколько факторов, с которыми он столкнулся за время работы в Узбекистане:

— Узбекистанцы — молодцы, сегодня в стране можно делать все что угодно и в любом направлении. Такими темпами страна станет еще одним «азиатским чудом», если уберем, конечно, COVID-19. Также только в пределах экономики Узбекистана можно создать «единорога».

«Исламский банкинг не может функционировать в вакууме»

Ильгар Мехти участвовал в разработке закона об исламских финансах в Азербайджане под патронажем Исламского банка развития и поделился своим опытом в этой сфере.

— В конце прошлого года мы представили проект по необходимым изменениям в законодательство и также провели своеобразный обзор текущей ситуации на рынке, чтобы выявить проблемы и оценить перспективы развития исламского финансирования в Азербайджане, — рассказал он.

По словам участника онлайн-встречи, в Азербайджане в этой сфере прогресс не наблюдается.

— Нужно констатировать некий регресс в этой отрасли. Раньше у нас функционировал отдельный филиал — «исламское окно» в Международном банке Азербайджана. Также была отозвана лицензия у другого банка, который периодически представлял услуги в этой сфере, — рассказал о текущей ситуации в стране Ильгар Мехти. — Но не хочу сгущать краски, есть индивидуальные попытки конкретных банков, и они достаточно успешны.

Но в то же время частные действия не всегда успешны и к этим институтам нет рамочного подхода, добавил спикер.

— Исламский банкинг не может функционировать в вакууме, и при подготовке рекомендаций мы предложили рассмотреть развитие других элементов экосистемы, — прокомментировал ситуацию Мехти. — Их мы выстраивали на основе принципа равноправия, неправильно предполагать, что исламский банкинг будет развиваться, если ему будут предоставлены льготы. Все, что необходимо изменить в законодательстве, — дать равноправное участие.

В ходе дискуссии Талант Керимбаев отметил, что для развития исламского финтеха необходимы три фактора:

Во-первых, для нормального развития рынка нужно, чтобы в законодательстве были нормативно-правовые акты, которые позволяют действовать субъектам исламского рынка;

Во-вторых, необходим спрос, при наличии которого будет развиваться предложение;

В-третьих, сервис.

       

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1817 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить