«Внешний долг в иностранной валюте приведет нас к ловушке» — Атабек Назиров

Глава Агентства по развитию рынка капитала объяснил, почему обязательства по кредитам нужно оформлять в сумах

Атабек Назиров
ФОТО: Международный пресс-клуб
Атабек Назиров

Как ранее писал Forbes.uz, внешний долг Узбекистана с начала года вырос почти на $700 млн и по итогам I квартала составил $25,1 млрд, из которых $16,2 млрд — долг государственного сектора, а $8,9 млрд — частный внешний долг.

Основная проблема здесь в том, что внешний долг номинирован в иностранной валюте, считает директор Агентства по развитию рынка капитала Атабек Назиров. Об этом он написал на своей странице в Facebook.

«Обязательства по кредитам (даже зарубежным) нужно оформлять в национальной валюте, как от имени правительства, так и те, которые взяли госкорпорации и госбанки», — уверен Назиров.

В качестве примера того, что это возможно, глава АРРК привел сделку Узпромстройбанка, который привлек необеспеченный кредит в размере $50 млн, деноминированный в узбекских сумах. В банке отметили, что это позволило снизить валютные риски.

«В начале прошлого года были приняты поправки в закон о рынке ценных бумаг (на мой взгляд, преждевременные), разрешающие выпускать международные облигации, номинированные в иностранной валюте. Это необходимо отменить», — считает Атабек Назиров. При этом на местном рынке выпуск ценных бумаг в иностранной валюте не разрешен, добавил он.

«Долговые обязательства в иностранной валюте подведут нас к ловушке, из которой наша экономика будет долго выбираться, или вообще застрянет в ней, — написал Назиров. — А потом для поддержки стабильного курса валюты ЦБ будет вынужден держать высокую ставку рефинансирования и продавать валюту на местном рынке, полученную от экспорта золота».

Основной фактор, влияющий на инфляцию в Узбекистане, — именно обменный курс иностранной валюты, который напрямую влияет на стоимость импортного оборудования, импортного сырья и товаров народного потребления и, естественно, на конечные цены услуг и товаров, произведенных в стране, подытожил руководитель регулятора.

«За последние пять лет внешний валютный долг вырос в два раза. Считаю, было бы правильным использовать потенциал внутреннего ресурса, резервы сформированы в достаточной мере для поддержания и развития местного финансового рынка. Не говорю об отказе от внешних займов, но желательно их привлекать номинированными в национальной валюте, и напрямую хозяйственными субъектами», — процитировала Назирова информационная служба агентства.

Также Атабек Назиров считает, что для поддержки экономики, местного рынка капитала и финансирования дефицита бюджета развивающиеся страны, в том числе Узбекистан, могут использовать политику количественного смягчения (quantitative easing).

Количественное смягчение — инструмент монетарной политики, при которой центральный банк скупает долговые ценные бумаги и финансовые активы у правительства, банков и частных компаний взамен безналичной денежной эмиссии как при их первоначальной эмиссии, так и дальнейшем обращении. Такая политика применяется в тех случаях, когда традиционные инструменты косвенного воздействия не работают. Ее смысл заключается в увеличении избыточных банковских резервов (ресурсной базы) и снижении за счет этого доходности активов и рыночных процентных ставок соответственно.

Количественное смягчение для стимулирования экономики используется не только развитыми странами. Развивающиеся страны, такие как Хорватия, Польша, Румыния, Чили и Индонезия, с начала года применяют данную политику и в условиях пандемии справляются с поставленными задачами.

«Считаю, что это очень актуально для Узбекистана, где в первую очередь могут быть сделки на первичном рынке государственных и корпоративных облигаций», — написал Назиров, комментируя статью Financial Times о количественном смягчении.

В материале издания подчеркивается, что применение количественного смягчения — рискованное занятие для стран, зависящих от иностранных заимствований.

«На таких рынках проблемы возникают, когда уязвимы валютные доходы (зависимость от волатильности цен на экспортные природные ресурсы), нет «длинных денег», а также наблюдается высокий уровень долларизации», — пояснил Атабек Назиров.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2621 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить