Дорогой Илона Маска. Захватят ли электрокары отечественный авторынок?

Своим видением ситуации, существующими проблемами и перспективами развития отрасли с Forbes.uz поделился руководитель Megawatt Motors Александр Абдуллаев. Его компания в этом году начала поставку в Узбекистан электромобилей китайского бренда Nio

ФОТО: Megawatt Motors / Facebook

По прогнозам аналитиков, к 2040 году количество электромобилей в мире достигнет 400 млн против имеющихся сегодня 5,5 млн. Есть и обратная сторона медали: нехватка станций подзарядки, ограниченный диапазон расстояния и довольно высокая стоимость, как считают другие эксперты, не позволят электрокарам по-настоящему захватить рынок, по крайней мере, в ближайшие годы.

В Узбекистане производство электромобилей планируется начать с 2021-го на частном предприятии «Шаффоф омадли саноат» в свободной экономической зоне «Коканд», о чем Forbes.uz уже писал. Стоимость проекта по выпуску электромобилей, реализуемого совместно с китайской Silk Road Company, составляет $30 млн, включая $24 млн иностранных инвестиций.

Что дороже?

Составят ли конкуренцию привозным электромобилям отечественные, по мнению Александра Абдуллаева, вопрос спорный. Разница в цене, конечно, колоссальная: $ 3 тыс. за электромобили местного производства против $70 тыс. за привозные. Правда, здесь есть одно «но». Последние — премиум-класса.

В Узбекистане, как считает Абдуллаев, до сих пор не используется понятие стоимости владения автомобилем, в то время как в мировой практике это основной показатель при выборе покупателем той или иной модели. Стоимость владения автомобилем — это сумма расходов на приобретение автомобиля, включая налоги и сборы, расходы на топливо в течение трех-пяти лет эксплуатации, стоимость технического обслуживания, ремонта и запчастей за этот же период.

Например, по расчетам компании Megawatt Motors, электромобиль Nio ES8 средней комплектации примерно за $ 80 тыс. в сравнении с Chevrolet Traverse за $ 58 тыс. через три года эксплуатации по стоимости владения становится одинаковым, а все последующие годы выходит дешевле, чем бензиновый Traverse, который был дороже при покупке на $ 22 тыс.

Александр Абдуллаев
Александр Абдуллаев

— Начали мы с премиум-класса, так как хотим привнести на наш рынок самые современные технологии, которые сейчас имеются в мировом автомобилестроении и которых пока нет у нас, — объяснил спикер.  — Работаем больше на энтузиазме и не думаем сейчас о серьезной отдаче от проекта. О массовости электромобилей в ближайшие пять лет в Узбекистане говорить не приходится по целому ряду причин. Что касается цены, то это вопрос больше субъективный, и он не самый первый при выборе авто, как у нас многие люди думают и пишут в соцсетях.

Для того чтобы поставить на широкие рельсы в стране производство электромобилей премиум-класса, нужно время. Для этого надо стать не автомобильной, а технологической державой. Пока, думаю, удастся наладить выпуск средних, массовых электрокаров.

Отказ от изобретения велосипеда

Стоит учитывать и то, считает собеседник, что в Узбекистане люди считают покупку автомобиля серьезным событием: долго копят деньги, потом отдают их в автосалон и готовы ждать шесть-восемь месяцев. При этом совершенно не задумываются о том, что фактическое использование этого авто в среднем невысокое. То есть, по сути, машину покупают, чтобы она стояла. Это очень неэффективно и дорого, даже если покупать бюджетный Spark.

В Европе, США, России, у нас (пока на начальном этапе) работает новый современный вид бизнеса — каршеринг: человек не покупает машину, а просто платит за ее использование в то время, в которое ему это авто реально нужно, вплоть до почасового владения.

Что касается создания отечественного электромобиля, необходимо правильно подойти к стратегии развития, правильно выбрать нишу, не закрывать внешние рынки от конкуренции (не для защиты, а для развития), закупить не устаревшие, а новые технологии, не изобретать велосипед, а пойти по пути, который уже пройден другими автопроизводителями, — продолжил Александр Абдуллаев. — Сейчас есть возможность развиваться в электромобильном производстве или же просто собирать на условиях CKD или SKD хорошие образцы современного электромобилестроения. Многие европейские страны — Норвегия, Германия, Нидерланды — уже объявили об отказе от использования бензиновых и дизельных машин и переходе на электротранспорт, начиная с 2025–2030 годов. Многие страны даже постсоветского пространства (Украина, Беларусь) обнулили все ввозные таможенные платежи, включая НДС. Мы, конечно, не Европа, но чем хуже Украины или Беларуси? Если не будем эволюционировать быстрее, отставание окажется огромным, и те страны, которые не пойдут по пути смены вектора в сторону электромобильности, просто рискуют остаться рынками сбыта (новых и подержанных автомобилей с ДВС, уже никому не нужных в развитых странах), и тем самым отодвинут прогресс на десятилетия. Надеюсь, наша страна пойдет по пути прогресса и предоставит максимальные возможности для развития электромобильного рынка и инфраструктуры.

Инвестиции с риском и господдержка

Большую роль в этом должна сыграть и господдержка отрасли. В Европе, Китае, США, к примеру, покупателям предоставляются государственные субсидии при покупке электромобилей в размере от $ 2 тыс. до €7 тыс.То есть покупатель фактически платит автосалону меньше на сумму субсидий, а автопроизводитель, соответственно, не платит эту субсидию государству в виде налогов и направляет их на развитие своего производства.

Почему бы не использовать подобный подход? Вы можете спросить, а какая выгода государству для поддержки электромобильного рынка? Для ненефтяных стран, к коим сравнительно относится и наша, это постепенное снижение потребления бензина и дизтоплива и зависимости от импортируемой нефти.

Перенос нагрузки на потребление электроэнергии в этом случае, полагает бизнесмен, будет незначительным.

Это сильнее подстегнет нашу экономику на развитие альтернативной энергетики из возобновляемых источников энергии солнца и ветра, — уверен спикер. — Тут нашей стране просто непростительно не пользоваться такими возможностями, как 300 солнечных дней в году. Для справки: Евросоюз вышел на уровень 40% из 100% по выработке энергии из возобновляемых источников, притом что в целом страны Евросоюза находятся в холодном, не солнечном климате. Положительно отразится использование электромобилей и на себестоимости пассажирских перевозок, экологии.

Если говорить о строительстве зарядных станций, которые планирует поставить наша компания, то это вопрос 1–1,5 месяца. Если говорить в целом об обеспечении всей страны зарядными станциями, усилиями только нашей компании вопрос не решить. Возможно, если в ближайшее время появятся такие же, как мы, энтузиасты, готовые инвестировать надолго и с риском, процесс пойдет быстрее.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
418 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить